«Юридическая вендетта» увенчалась успехом в ВС

Экономическая коллегия Верховного суда РФ отменила решения нижестоящих судов о банкротстве гражданина, который раздал поручительства почти на миллиард, а потом зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. В трех инстанциях сработал аргумент о том, что обязательства он брал на себя за вознаграждение, а дата получения статуса ИП имеет только формальное значение. Тройка ВС посмотрела на дело немного под другим углом, не забыв упомянуть и возможность уголовного преследования.

"Юридическая вендетта" увенчалась успехом в ВСВ Тольятти многое связано с автомобилестроением, а у Сергея Кортева был совместный бизнес с Алексеем Николаевым – генеральным директором ОАО «АвтоВАЗ» в 1996 – 2002 годах. Они в числе примерно полутора десятка граждан и одного кипрского офшора были акционерами ОАО «Лада-Фарм», владельца одноименной сети аптек. Кортев там работал президентом, в сентябре и октябре 2009 года стал поручителем по кредитным договорам со Сбербанком на общую сумму более 600 млн руб., а в январе 2010-го «Лада-Фарм» инициировала процедуру собственного банкротства (дело № А55-38911/2009).

Это было не единственное крупное поручительство Кортева. Он выступил в той же роли в отношении ООО «УралТрубоСталь-Т», контрагента «АвтоВАЗза» и «Лада-Фармы», которое в 2009 – 2010 годах кредитовалось в «Первом объединенном банке», а сейчас проходит процедуру конкурсного производства (дело № А55-13521/2013). В этом случае он оказался должен банку 225 млн руб., а задолженность перед «Сбером» составляет 633,6 млн руб.

Сбербанк в декабре 2010 года получил в Автозаводском райсуде Тольятти исполнительный лист на эту сумму, а «Первобанку» не повезло – в октябре 2013 года дело по его иску было прекращено в связи с тем, что 23 октября 2012-го Кортев зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и подал заявление о своем банкротстве в Арбитражный суд Самарской области.

13 января 2013 года судья Александр Исаев принял его к производству и возбудил дело о несостоятельности (№ А55-35485/2012), а банки подали жалобы в 11-й арбитражный апелляционный суд. Они возражали против введения процедуры наблюдения, так как во время заключения договоров поручительства Кортев еще не имел статуса ИП, действовал как физическое лицо, а по п. 1 ст. 215 закона о несостоятельности право на банкротство возникает лишь в связи с коммерческими долгами.

Но Кортев предъявил договор 2009 года с «УралТрубоСталью-Т», согласно которому он получал вознаграждение за поручительство в размере 2,5 % от суммы займа. Главное – это суть правоотношений, а не дата регистрации, доказывал заявитель. И апелляция с учетом этого решила, что суд первой инстанции верно квалифицировал деятельность Кортева как предпринимательскую, а дата регистрации как формальный признак не имеет значения. Обоим банкам пришлось вставать в реестр кредиторов.

7 августа 2013 года АС Самарской области признал Кортева банкротом и в отношении него было открыто конкурсное производство. «Первобанк» пытался оспорить это решение, но в апелляции и кассации сталкивался с приведенной выше позицией и получал отказы. Но 8 октября 2014 года кредитор подал жалобу в Верховный суд, ее сочли надлежащей и рассмотрели вчера, 4 марта.

Юрист «Первобанка» Максим Шеремет говорил, что нижестоящие суды грубо нарушили нормы материального права, когда признали договор Кортева коммерческой деятельностью за вознаграждение. Такая трактовка приводит к нарушению единообразия практики и ставит под удар сам институт поручительства, говорил он.

Банк занимается «юридической вендеттой», возражал адвокат Кортева Евгений Лаверычев. По его словам, предпринимательский характер действий его доверителя подтверждает сумма договора, слишком большая для личных нужд гражданина. Адвокат напомнил судьям позицию Высшего арбитражного суда, изложенную в п. 7 постановления пленума № 51 от 20 июня 2011 года. Там говорится, что банкротство индивидуального предпринимателя можно инициировать по коммерческим долгам, возникшим до регистрации гражданина в этом качестве. Затем Лаверычев напомнил о том, что Кортеву за поручительство полагалось вознаграждение.

– То есть он получил прибыль? – уточнил председательствующий судья Иван Разумов.

– Какая тут прибыль, если убыток, – чуть замявшись, ответил Лаверычев. По его словам, Кортев – пожилой человек, попавший в тяжелую жизненную ситуацию. В ходе процедуры банкротства не было найдено подтверждений его недобросовестности, говорил адвокат, имущества, за счет которого его доверитель мог бы погасить долги, у него нет, банку в любом случае ничего не достанется, а Кортев имеет право избавиться от «пожизненного финансового рабства».

– Почему он не зарегистрировался [в качестве ИП] до совершения сделок, если деятельность была предпринимательской? – сердито спросила судья Ирина Букина. – Там же после определенной суммы даже уголовная ответственность наступает. Получается, он сначала нарушал закон, а затем захотел воспользоваться банкротством.

В итоге заседание закончилось победой банка: процедура банкротства Кортева была прекращена. Но ничего не помешает ему войти в нее снова – с 1 июля 2015 года в России заработает институт банкротства физлиц.

Читайте далее …

Leave a Reply

Яндекс.Метрика