Акции в пользу санации // АСВ примерилось к мировому опыту спасения банков

Акции в пользу санации // АСВ примерилось к мировому опыту спасения банковВ Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) задумались о возможности внедрения в России международной практики принудительной конвертации долгов санируемых банков в их акции. Именно такая процедура применялась во время кипрского кризиса весной 2013 года. В ЦБ считают, что соответствующее изменение российского законодательства сейчас было бы преждевременным. Практика принудительной конвертации долговых обязательств в акции способна посеять панику на российском рынке, уверены эксперты.

 

Свои варианты совершенствования механизмов банкротства и санации банков АСВ представило вчера в ходе заседания своего экспертно-аналитического совета. На нем рассматривались рекомендации Совета по финансовой стабильности (СФС, создан лидерами стран G20 в 2009 году), которые были вынесены в феврале 2015 года по итогам проводившейся в прошлом году проверки АСВ. В числе недостатков российского механизма санации эксперты СФС называют отсутствие бридж-банков и механизма конвертации обязательств банка в его акции (bail-in). Именно их АСВ и предлагает внедрить, изменив соответствующим образом банкротное законодательство, следует из презентации АСВ.

В представлении агентства в случае бридж-банков речь идет о создании некоего юрлица, которому на время санации передаются работающие активы и обязательства перед кредиторами. Передача активов и обязательств в равном объеме здоровому игроку от проблемного на российском рынке возможна и сейчас, но только напрямую, без посредников. Как следует из презентации, в АСВ рассчитывают, что за счет функционирования бридж-банка у санатора будет время на поиск потенциального инвестора в банк, хорошие активы не придется продавать по ликвидационной стоимости, а у инвесторов будет время на оценку бизнеса санируемого банка.

Другое предложение АСВ прямо направлено на сокращение расходования госсредств. Оно представляет собой введение принудительной конвертации требований кредиторов третьей очереди в субординированные займы или в уставный капитал санируемого банка (bail-in). АСВ приводит такой пример использования bail-in. «Дыру» в капитале проблемного банка в 300 единиц агентство предлагает покрывать из бюджета не на все 300 единиц, а лишь на 200, а оставшиеся 100 вносить в капитал через конвертацию обязательств банка перед кредиторами третьей очереди (в нее попадают, в частности, депозиты юрлиц, а также вклады физлиц, превышающие сумму страхового возмещения). Одним из достоинств использования такой схемы в АСВ помимо экономии госсредств считают то, что кредиторы третьей очереди получат свои деньги как минимум в большем объеме, чем при банкротстве.

Впрочем, в ЦБ отмечают, что изучили опыт многих стран, где применяется принудительный bail-in, и реализацию этого механизма в России считают преждевременной. «В наших условиях отказ от финансового участия государства в решении проблем банков был бы преждевременным, поэтому с принципиальной точки зрения мы не отказываемся от реализации в полном объеме международного опыта, но будем это делать по мере укрепления финансового состояния банковского сектора»,— заявил «Ъ» зампред ЦБ Михаил Сухов. До сих пор ЦБ допускал лишь добровольную конвертацию обязательств банка в случае согласия крупных кредиторов. Именно такая схема была реализована при санации банка «Таврический» (см. «Ъ» от 16 марта). «Такой подход и следует сохранить, так как у кредиторов должен быть выбор — что для них менее болезненно — попытаться вытащить хотя бы часть средств при отзыве лицензии у банка в течение двух лет в ходе его банкротства или ждать, пока банк вернется к жизни, и продать акции»,— отмечает вице-президент ФБК Алексей Терехов. Что же касается бридж-банков, то на этапе разработки концепции закона о банкротстве кредитных организаций эту идею отложили в силу плохой совместимости с принятыми в нашей стране принципами судебной защиты прав кредиторов и акционеров, сообщил господин Сухов.

Реализацию и того, и другого механизма необходимо осуществлять в условиях высокой степени доверия к банкам и действиям регуляторов, отмечает господин Сухов. Его-то сейчас и недостаточно, а в случае введения bail-in станет катастрофически мало, уверен гендиректор московского филиала Diamond Age Investment Advisors Ltd Слава Рабинович. «Bail-in на Кипре, например, привел к полной утрате доверия со стороны инвесторов к банковской системе этой страны,— отмечает он.— Введя его сейчас, власти фактически признают, что государство не готово спасать банки за счет бюджетных средств на прежних условиях». В условиях кризиса введение подобной меры может привести к оттоку средств юрлиц и крупных вкладчиков из небольших и средних банков, считает топ-менеджер банка из топ-20.

Ольга Шестопал, Светлана Дементьева

 

Читайте далее…

Leave a Reply

Яндекс.Метрика