ВС РФ освободит бизнес от страха перед разворотом сделок. Обзор

Верховный судВерховный суд (ВС) РФ подготовил проект постановления пленума, который должен дополнить реформу корпоративного законодательства 2016 года разъяснениями высшей судебной инстанции относительно оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Документ позволит добросовестным предпринимателям и совершать сделки без опасений последующего оспаривания и бороться с выводом активов, считают разработчики. Эксперты с ними почти полностью согласны.

Принятие нового постановления предопределено тем, что аналогичный документ 2014 года, утвержденный еще Высшим арбитражным судом (№ 28 — ИФ), в значительной степени устарел после вступления в силу с 1 января 2017 года большого пакета поправок в корпоративное законодательство. «Эта реформа преследовала своей целью достижение баланса между интересами участников хозяйственных обществ и стабильностью сделок, которые такие общества заключают», — напоминала на заседании пленума в четверг судья ВС РФ Ольга Киселева.

Предприниматели ждали этого документа. «Согласно статистике, примерно четверть всех корпоративных споров связаны со сделками, где предусмотрен особый порядок совершения, поэтому в таких разъяснениях бизнес нуждается», — сказал «Интерфаксу» партнер юридической фирмы Saveliev, Batanov and partners Сергей Савельев.

Количество и качество

Проект постановления ВС РФ устанавливает, что сделка, не одобренная надлежащим образом, может быть оспорена в судебном порядке, если одновременно в ней есть количественный и качественный элемент — она обладает признаками крупной и выходящей за пределы обычной деятельности. Количественный элемент этой конструкции в законодательстве описан давно и ясно: предметом сделки должно быть имущество, балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.

Качественный элемент, напротив, сформулирован в законодательстве без конкретики. Выходящей за пределы обычной деятельности считается сделка, совершение которой приведет к прекращению деятельности общества, изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов. Эти оценочные критерии нуждались в дополнительном комментарии, сказала на заседании Киселева.

Теперь эти комментарии даны. В качестве примеров ВС приводит продажу или передачу в аренду основного производственного актива общества, изменение региона ведения деятельности или рынка сбыта.

Риск для сделок с периодическими платежами

Проект постановления впервые разъясняет, каким образом оценивать в качестве крупных сделок договоры, предусматривающие периодические платежи — от арендных до лицензионных. «Интересна и нова мысль ВС о том, как считать стоимостной критерий для сделок с периодическими платежами», — говорит партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. «Это важная новелла», — отмечает он.

Проект устанавливает, что необходимо брать всю сумму платежей за период действия договора. Если договор аренды заключен на 10 лет и годовой платеж составляет 1 млн рублей, то с балансовой стоимостью активов общества мы будем сравнивать сумму в 10 млн рублей, приводит он пример. Если же срок действия договора не определен, то за основу необходимо брать период в один год, отмечает Савельев.

Для части бизнеса это может породить невыгодные последствия, отмечают эксперты. «Если договор аренды на 25 лет, и один арендный платеж вроде бы небольшой, но если сложить, то сумма сделки может составить половину активов. Такие сделки с учетом этого разъяснения нужно будет одобрять», — приводит пример Степанов.

По качественному критерию ВС дает очень важное разъяснение, что нужно смотреть на момент совершения сделки, добавляет Степанов. «Если на момент совершения сделки можно было предвидеть, что совершив сделку, компания станет полубанкротом, то тогда сделка крупная, ее нужно одобрять как крупную. Если же, наоборот, на момент совершения сделки очевидно, что имущественная база компании не изменится, как в случае с тем же самым долгосрочным договором аренды, то хотя формально она вроде бы крупная по стоимости, но ее не нужно одобрять как крупную, потому что она не будет считаться таковой по качественному критерию», — говорит эксперт.

Бремя доказывания

С «запредельными» сделками, вернее с бременем доказывания, выходят они или не выходят за рамки обычной деятельности общества, связано «самое яркое», как выразилась юрист юридической фирмы СТРИМ Надежда Яновская, отличие между документами ВАС и ВС. До сих пор доказывать, что оспариваемая сделка заключена в процессе обычной деятельности, должен был ответчик, а теперь бремя доказывания ее экстраординарности предлагается возложить на истца.

Это правило должно сильно укрепить стабильность сделок, как и еще одно положение проекта, которое освобождает контрагентов от необходимости изучать друг друга перед сделкой. Они должны были делать это с оглядкой на постановление пленума ВАС, которое требовало от судов учитывать, насколько лицо, совершившее спорную сделку, могло, «действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие признаков крупной сделки и несоблюдение порядка ее одобрения».

Теперь этого не потребуется. «В отличие от постановления пленума ВАС, в проекте постановления ВС РФ подчеркивается, что контрагент не обязан проверять, является ли сделка крупной или устанавливать факт наличия в ней заинтересованности, а также факт ее надлежащего одобрения», — говорит партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп» Илья Болотнов.

Зато, продолжает Болотнов, введены четкие критерии, когда осведомленность контрагента о крупности сделки или ее заинтересованности презюмируется. «Заведомая осведомленность предполагается, только если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо являются участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входят с состав органов общества или контролирующего лица общества», — говорится в проекте постановления.

А если таких связей не было, то истцу, желающему оспорить сделку, придется доказывать осведомленность контрагента о том, что сделка была крупной и требовала одобрения в особом порядке. В целом на первый взгляд проект в этой части направлен на усиление защиты добросовестных контрагентов и предотвращение случаев признания судами сделок недействительными исключительно по формальным основаниям или в связи с обстоятельствами, которые очевидно находятся вне контроля сторон, резюмирует Болотнов.

Еще одной важной новеллой проекта являются разъяснения, направленные на снижение возможности для аффилированных лиц влиять на сделки с заинтересованностью. «Документ уточняет, что в голосовании по вопросу об одобрении такой сделки не вправе принимать участие участники — юридические лица, хотя и не являющиеся заинтересованными лицами, но находящиеся под их контролем», — обращает внимание советник корпоративной практики международной юридической фирмы Noerr Ольга Мохонько.

Исковая давность

Одним из наиболее значимых положений проекта Киселева назвала разъяснение вопросов, связанных с исковой давностью оспаривания сделок, требующих особого порядка согласования. «Сложно согласиться и с тем, что [годичную] исковую давность всегда следует определять в зависимости от того, когда о нарушении узнал участник, предъявивший иск», — описывала она один из важнейших рисков существующей неопределенности. Такой подход, по ее словам, создал бы практически неограниченные возможности в манипуляции исковой давностью при оспаривании сделок хозяйственных обществ. «А это вряд ли способствовало бы стабильности гражданского оборота», — сказала судья-докладчик.

Поэтому в проект постановления внесли положение, которое ликвидирует возможность использовать для оспаривания сделок акционеров или участников-молчунов. По факту они чаще всего являются неинформированными, но нашлась формула, позволяющая считать их знавшими о нарушениях. «В этом случае использована сформировавшаяся практика судов в части того, чтобы презюмировать участников знавшими о нарушениях, если они длительное время не участвовали в деятельности общества и не интересовались его делами», — сказала Киселева.

Проблема мировых соглашений

Проект постановления меняет подход к тому, надо ли рассматривать мировые соглашения в качестве крупных сделок или сделок с заинтересованностью. Теряющее свою силу постановление ВАС указывало, что к мировым соглашениям применяются правила о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, но одновременно запрещало судам отказывать в утверждении мировых соглашений по причине нарушения порядка согласования подобных сделок органами управления общества, если в них не было признаков явной ничтожности. А в новом документе, говорится, что к мировому соглашению подлежат применению правила о порядке совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, однако предыдущее разъяснение о запрете отказывать в утверждении мировых соглашений по мотивам нарушения правил о крупных сделках и сделках с заинтересованностью снято.

«Означает ли это, что суд может отказать в утверждении мирового соглашения, если требования об одобрении не выполнены? — задается вопросом партнер практики по разрешению споров международной юридической фирмы Baker McKenzie Антон Мальцев и констатирует: — проект постановления пленума ВС РФ не дает ответа на этот вопрос».

Отсутствие в новом документе прежней позиции ВАС, по мнению Мальцева, наводит на мысли о возможности изменения подходов судов в этой части. «В отдельных делах, рассмотренных коллегией ВС РФ по экономическим спорам, видны размышления суда в этом направлении», — говорит партнер Baker McKenzie. В одном из них коллегия указывает, что возражения участника общества против мирового соглашения по корпоративным мотивам являлись основанием для отказа в утверждении, приводит пример Мальцев.

Выступления на заседании пленума ВС говорят в пользу такого предположения. Завкафедрой предпринимательского права юрфака МГУ Евгений Губин обмолвился, что долгая дискуссия о мировом соглашении закончилась выводом, что оно должно утверждаться как крупная сделка или сделка с заинтересованностью.

Однако формулировку вряд ли можно считать исчерпывающей. «Одно предложение, очень краткое, вряд ли можно рассматривать как разъяснение, тем более что мировое соглашение редко встречается в нашей практике, а этот институт надо поддерживать», — сетовал Губин.

В ситуации неопределенности Мальцев рекомендует консервативное практическое решение. «Надо получать одобрения органов общества на мировое соглашение, чтобы снизить риски последующего оспаривания», — говорит он.

Определенность для бизнеса

«Генеральной линией закона является поддержание стабильности гражданского оборота в защите добросовестных участников отношений», — говорил на заседании пленума заместитель председателя Арбитражного суда Уральского округа Сергей Соловцов. Киселева отмечала, что разъяснения, который подготовил ВС РФ, с одной стороны, позволят добросовестным участникам гражданского оборота совершать сделки, не опасаясь их последующего оспаривания, а с другой — бороться со злоупотреблениями, направленными на очевидный вывод активов.

Достоинства документа значительно перевешивают недостатки, соглашаются эксперты. «Полагаем, что новое постановление пленума ВС РФ поможет практикующим юристам при заключении сделок, минимизировав количество споров с контрагентами по вопросам необходимости и порядка оформления корпоративных одобрений», — говорит Мохонько.

«Этот документ крайне важен для практикующих юристов, особенно внутренних, инхаусов компаний, которые ежедневно сопровождают эти сделки. У них будет больше определенности, больше понимания того, как себя вести. Закон конкретизировался, а постановление ВС делает ситуацию еще более определенной, указывая на тонкие места», — отмечает Степанов.

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика