Юристы оценили решение ВС о личном банкротстве

верховный суд
Юристы и арбитражные управляющие (АУ) в целом поддерживают Верховный суд (ВС) в том, что проблема с поиском АУ не должна лишать граждан шанса на персональное банкротство. Однако не все считают удачной идею ВС обязать сами суды находить управляющих, а представители профессионального сообщества подчеркивают необходимость решения давно зависших на уровне регуляторов и законодателей проблем АУ.

“Ъ” опросил юристов и представителей сообщества АУ о позиции ВС по делу Юрия Котряхова. Последний больше года пытался инициировать свое банкротство, но получил отказы от шести СРО. В итоге суд прекратил производство по делу, решив, что дальнейшие запросы о кандидатурах АУ в СРО нецелесообразны, а для реализации права на личное банкротство приняты «исчерпывающие меры». В апелляции и окружной кассации с этим согласились, но ВС счел доводы гражданина заслуживающими внимания и передал спор в экономколлегию. По итогам слушания акты нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение. Как указал ВС, государство должно обеспечить реализацию права граждан на банкротство и в отсутствие возможности найти АУ этим должен заняться суд, направив запросы во все оставшиеся СРО. Истечение трехмесячного срока для назначения АУ не является основанием для прекращения дела, подчеркнул ВС.

Юристы в целом поддерживают это решение. «Иной позиции я не ожидал,— говорит советник Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин.— Говорить о принудительном назначении АУ ВС в принципе не мог, это бы нарушало их конституционное право на свободу труда. Направление судом запросов в СРО, наверное, единственное решение, возможное по закону». Уточнение про сроки, добавил он, также важно, особенно если судам придется запросить все СРО. «Я видел случаи, когда управляющего полгода искали»,— отметил господин Лотфуллин.

Не вызывает вопросов решение и у самих АУ. «Фактически нижестоящие суды лишили гражданина права на правосудие,— отмечает управляющий Михаил Василега.— Но поскольку государство дало гражданам право обанкротиться и по сути АУ работают на государство, эти поиски должны быть головной болью последнего». Управляющий уточняет, что нередко СРО работает только в конкретном регионе, о чем гражданин знать не обязан. «Даже если все АУ в регионе откажутся брать дело, суд должен эту проблему решить, например передать дело в другой субъект федерации»,— считает он.

Однако глава совета директоров правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский полагает, что поиском финансового управляющего для граждан должно заниматься само сообщество АУ: «Исполнение арбитражными судами подобных действий им несвойственно, в отличие от судов общей юрисдикции, где участники процесса, как правило, менее квалифицированны». Юрист добавляет, что ВС таким образом продолжает подталкивать суды к проактивной позиции действовать в защиту прав граждан при отсутствии процедурных норм, но сложно сказать, как это будет соотноситься с принципом состязательности сторон. «В целом подход ВС обоснован, но, на мой взгляд, следует менять не порядок деятельности судов, а порядок работы сообщества»,— заключает юрист.

Господин Лотфуллин добавляет, что постановление ВС не решает вопрос, как быть, если от всех СРО поступают отказы. «Главная причина в том, что АУ не устраивает низкое вознаграждение по делам о персональном банкротстве,— отмечает он.— Полагаю, что здесь нужно вносить поправки к закону и менять систему оплаты их труда, потому как на проценты с продажи имущества банкрота управляющий может рассчитывать, когда это крупный должник, но большинство физлиц, желающих обанкротиться, почти никакого имущества не имеют».

«Мы понимаем, что вознаграждение управляющих невелико, но персональные банкротства — это социальная повестка дня, и надо помогать людям, поэтому если повысить вознаграждение нельзя, то нужно снижать количество обязанностей АУ и уровень ответственности»,— полагает глава экспертного совета Общероссийского профсоюза АУ Максим Доценко. По его словам, еще в феврале 2016 года профсоюз сформулировал задачи, выполнение которых должно позволить персональным банкротствам стать массовыми. Во-первых, это введение упрощенной процедуры банкротства граждан (поправки, подготовленные Минэкономики, все еще на согласовании), во-вторых — вопрос о соотношении оплаты и обязательств АУ, чтобы штрафы не превышали вознаграждение. Законопроект о снижении административных штрафов и замене обязательной дисквалификации управляющих на альтернативную при повторном правонарушении внесен в Госдуму в 2017 году, но его рассмотрение застопорилось. Возможно, говорит Максим Доценко, рассмотрение ВС споров о персональных банкротствах напомнит об актуальности этих проблем и поможет ускорить их решение.

КоммерсантЪ

Leave a Reply

Яндекс.Метрика