Как запрещалась сталь: кто и зачем монополизировал скупку лома на Дальнем Востоке

стальВот уже без малого четыре месяца не утихают споры и судебные тяжбы вокруг ограничения экспорта из России лома черного металла на Дальнем Востоке. Из-за запрета на продажу вторчермета в Корею и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона под угрозой рабочие места для 15 тыс. россиян, занятых в заготовке лома. Санкция продлится как минимум до конца года. А между тем жесткая мера регулирования подавалась правительством под соусом спасения простых работяг — металлургов с завода «Амурсталь». Сегодня это предприятие стало единственным покупателем лома и теперь расширяет сотрудничество с теми же Кореей и Китаем для экспорта металла. Как получилось, что завод, принадлежащий супруге действующего губернатора, а ранее депутата Госдумы Сергея Фургала, монополизировал скупку лома и получил грандиозные привилегии в ущерб другим предпринимателям, разбирались «Известия».

Приемы против лома

Механизмы ограничения на вывоз лома черного металла на Дальнем Востоке заработали в середине июля: обнародованное в мае постановление правительства вступило в силу спустя 60 дней. Речь о тотальном запрете на полгода вывоза лома из страны в Азию через все порты юга Дальневосточного федерального округа (ДФО), связанные с железными дорогами. Формально экспорт возможен и сейчас — через Петропавловск-Камчатский (Камчатский край), Магадан (Магаданская область), Мыс Лазарева, Николаевск-на-Амуре, Охотск, Де-Кастри (Хабаровский край), Москальво, Пригородное, Шахтерск (Сахалин). Но точки эти непригодны для ведения такого бизнеса, поскольку нет железнодорожного сообщения для транспортировки многотонного товара, а автомобильные перевозки груза нерентабельны. В лучшие годы на них приходилось не больше 20% от всех грузоперевозок за год. По оценкам издания «Восток России», у металлотрейдеров, по сути, остались лишь два порта на экспорт — Магадан и Петропавловск-Камчатский.

Ограничительные меры всегда вызывают вопросы — ведь на рынке много игроков, зарабатывающих на обороте лома черного металла. А тут вдруг интересы одного предприятия ставятся во главу угла по сомнительным основаниям, да еще и в ущерб всем остальным. Кроме того, запрет лишил экспортеров альтернативы в выборе покупателя для собранного лома, большей частью металл теперь должен поступать на завод «Амурсталь» (до 2018-го — «Амурметалл»).

В объединении переработчиков лома «РУСЛОМ.КОМ», имеющем статус национальной саморегулируемой организации, на запрос «Известий» оперативно не ответили.

Гендиректор ООО «Торэкс-Хабаровск» (купил имущественный комплекс «Амурметалла», переименовав компанию в «Амурсталь». — «Известия») Сергей Кузнецов сказал «Известиям», что «в настоящее время завод стабильно работает, производственная программа 2018 года, запланированная в 2017 году, выполняется». Он отметил, что предприятие не испытывает особых трудностей с поставками лома от ломозаготовителей. В то же время Сергей Кузнецов подчеркнул, что металлолом, вопреки принятому ранее постановлению правительства, продолжает бесконтрольно уходить за рубеж.

— В 2018 году из РФ через порты Дальнего Востока было экспортировано более 700 тыс. т лома. Это нанесло вред не только заводу, но и государству из-за неполучения налоговых и иных поступлений в бюджет ввиду декларирования цены экспортируемого лома ниже рыночной на $128, — сказал гендиректор.
металлолом продолжает бесконтрольно уходить за рубеж

«По хладостойким сталям мы точно впереди планеты всей»
Глава ЦНИИ конструкционных материалов «Прометей» Алексей Орыщенко — о передовых отечественных разработках в области производства металлов
Правда, он не уточнил, на какую часть года пришелся экспорт — ведь в первом полугодии ограничений еще не было.

По его мнению, в случае поставки на «Амурсталь» экспортируемого лома государство получило бы в бюджет выпадающие платежи в размере 1,3 млрд рублей.

Год назад «Амурметалл» попал в руки супруги действующего губернатора Хабаровского края Сергея Фургала Ларисы Стародубовой и его бывшего партнера по бизнесу и однопартийца по ЛДПР Николая Мистрюкова. Стоит напомнить, что сам губернатор весьма искушен в этом бизнесе. Госслужба не стала поводом для разрыва народного избранника с коммерческой деятельностью — этот факт избирком установил совсем недавно.

В декларации от 2006 года (за год до этого Фургал стал депутатом от ЛДПР в региональном парламенте) указано, что он владелец 43,75% компании «Алькума», 50% компании «Дальпромснаб», 50% «Опт-регион», 16,5% «Модерн-Сити» и 50% «МИФ-ДВ». Последнее предприятие он делил со своим другом-однопартийцем Николаем Мистрюковым (отсюда и название «МИФ» — Мистрюков и Фургал), совладельцем «Торэкса» («Амурметалл»). Перечисленные в той старой декларации фирмы (за исключением «Алькумы») занимались заготовками лома чермета. Сбывалось сырье за границу, преимущественно в Китай. Позднее, когда в 2007 году Фургал был избран депутатом Госдумы, из его деклараций исчезнут сведения о наличии акций, ценных бумаг в каких бы то ни было компаниях.

Сергей Фургал

Губернатор Хабаровского края Сергей Фургал на церемонии инаугурации

Это совпало с появлением в регионе нового успешного предпринимателя — Ларисы Павловны Стародубовой, супруги нынешнего губернатора. Примечательно, что свою жену будущий губернатор старательно прятал: она не фигурирует не только в региональном информационном поле, ее нет даже в депутатских декларациях прошлых лет. Кроме того, супруги не появляются совместно на публике, во всяком случае, сведений в прессе об этом «Известиям» найти не удалось. Фактически единственное упоминание, позволяющее официально «доказать» факт наличия родства, — это агитационные материалы, подготовленные к выборам губернатора Хабаровского края, где указаны все данные о супруге.

Очень интересно, что за официальной супругой политика (в декларации о доходах и имуществе депутатов Госдумы за 2017 год ее имя в графе отсутствует) числятся две квартиры и автомобиль. Фамилия Стародубовой всплывает в постановлении избирательной комиссии Хабаровского края от 26 июля 2018 года. В сведениях, предоставленных самим кандидатом, указано, что супруга (ее данные опять же не раскрывались Фургалом) получает зарплату в ООО «Сталком», причем годовой заработок составил 465 тыс. рублей. Там же фигурируют уже указанные ранее в декларациях квартиры в Хабаровском крае площадью 47,7 кв. м и 52 кв. м.

Однако избирком проверил указанные Фургалом данные, и выяснилось, что часть информации об имуществе и статусе своей супруги будущий губернатор утаил. Это следует из графы «Сведения о выявленных фактах недостоверности сведений» (имеется в распоряжении редакции). Фургал забыл упомянуть, что на момент выдвижения оставался сам учредителем ООО «Хабаровскметаллторг» (с 2009 года по июль 2018-го) и всё тех же предприятий «МИФ-ДВ» (с 16.12.2009 по 03.07.2018), ООО «Алькума» (с 06.06.2011 по момент предоставления сведений о доходах), ООО «Дальпромснаб» (с 23.11.2009).

Сергей Фургал на пленарном заседании Государственной думы РФ

Сергей Фургал на пленарном заседании Государственной думы РФ

Не рассказал он и о самом важном для истории с металлургическим гигантом: его жена Лариса Стародубова была учредителем компаний «Торэкс-Хабаровск» (с 7 июля 2016 года по момент подачи данных в избирком) и ООО «Управляющая компания «Амурсталь» (с 15 мая 2017 года по момент подачи данных в избирком). По данным базы «СПАРК-Интерфакс», годовая выручка компании «Сталком» (Стародубова и там числится учредителем с апреля 2006 года) — 303 млн рублей, «Торэкс-Хабаровск» — 4 млрд рублей, «Торэкс» (по данным системы «СПАРК-Интерфакс», Стародубова и здесь является совладельцем) — 3 млрд рублей. Всему Дальнему Востоку известно, что завод «Амурсталь» на момент проверки избиркома только начал вставать на ноги после банкротства, поэтому в скудные доходы жены Фургала еще можно поверить. Однако будет любопытно взглянуть на сведения о ее доходах в 2018 году после производственного бума, искусственно устроенного с помощью континентальной блокады экспортеров лома.

Впрочем, свою причастность к бизнесу Фургал не подтверждает.

— Иногда говорят, что я детей ем по утрам или кровь пью. Для того, кто что-то говорит, есть такое понятие, как ЕГРЮЛ (Единый государственный реестр юридических лиц. — «Известия»): спокойненько возьмите себе выписочку ЕГРЮЛ, и, если где-нибудь там фамилию Фургал увидите, тогда о чем-то и надо говорить, — сказал хабаровский губернатор. Правда, уже в конце телефонного интервью призвал на него не ссылаться.

— Я вас не знаю, и вы меня не знаете. Вы можете по телефону представиться кем угодно, — завершил он беседу с корреспондентом (запись разговора имеется у «Известий»).

13 ноября пресс-служба губернатора Хабаровского края уведомила «Известия» о получении журналистского запроса. Однако там не смогли оперативно ответить на заданные вопросы, сославшись на сроки, установленные законом.

Не пустить в океан

Несмотря на то что губернатор Фургал неоднократно отрицал свою связь с металлургическим гигантом Дальнего Востока, именно его, в ту пору еще депутата Госдумы, заготовители лома считают главной причиной своих бед. Ему приписывают роль первой скрипки при лоббировании запрета на экспорт лома в интересах принадлежащего его жене завода «Амурсталь».

Инициатива в ту пору еще депутата, нацеленная, по сути, на монополизацию рынка сбыта черного металла в крае, была оформлена, в том числе документально.

Официальное письмо о помощи жена Фургала не подписывала. Эмоциональный документ (имеется в распоряжении «Известий») составлен за подписью тогдашнего гендиректора В.Н. Лебедева и председателя первичной профсоюзной организации завода Е.М. Шаманского. Речь в обращении идет о помощи «единственному электрометаллургическому предприятию на Дальнем Востоке» и сохранении 3 тыс. рабочих мест на «Амурметалле».

«После долгих лет процедуры банкротства «Амурметалла» в начале этого года у завода появился новый собственник — группа компаний «Торэкс». <…> Однако с первых же дней работы завод, вследствие умышленных действий дальневосточных экспортеров лома чермета, остро столкнулся с проблемой невозможности покупки лома черных металлов, являющегося основным сырьем для производств», — говорится в письме. Его авторы утверждают, что ситуация грозит остановкой производства аккурат к Восточному экономическому форуму (имеется в виду сентябрьский ВЭФ-2017).

В обращении экспортеров упрекают в вывозе металла в Южную Корею и даже приводят данные Федеральной таможенной службы (ФТС) за 2016 год: согласно подсчетам, с Дальнего Востока продано в азиатскую республику 1,1 млн т лома (всего из России экспортировано 1,4–1,6 млн т). Якобы имеет место сговор дальневосточных продавцов и корейских металлургических гигантов с целью избавиться от российского завода-конкурента. Для этого они даже подняли закупочные цены на чермет себе в убыток на небывалые за 15 лет 30%.

В обращении ненавязчиво упоминается, что аналогичная жалоба направлена полномочному представителю президента в ДФО Юрию Трутневу. Итогом стало совещание с привлечением «Руслома», уточняется в письме. Якобы была достигнута договоренность о цене, по которой «Амурметалл» будет покупать у поставщиков лом (10,2 тыс. рублей). Но и тут экспортеры не сдержали обещаний, жалуются авторы.

маталолом

Письмо завершается просьбой оказать содействие в «принятии скорейшего ограничения вывоза лома черных металлов с территории ДФО».

По сути, металлурги обвиняют экспортеров в использовании серых схем, выводе средств через офшоры и даже вредительстве — дескать, «действуют умышленно в ущерб своим экономическим интересам по заданию южнокорейских комбинатов и их американских акционеров с целью нанесения ущерба производству и экономике РФ в свете введенных экономических санкций против нашей страны». Вероятно, этими доводами авторы рассчитывали придать своей хозяйственной проблеме внешнеполитический окрас.

Сначала подобное письмо попало в региональный парламент, откуда с визой председателя Законодательной думы края Сергея Луговского отправилось в профильный комитет Совета Федерации, потом быстро дошло до адресатов в правительстве страны и оказалось на исполнении в Минпромторге. В ведомстве проводились неоднократно совещания с участием заинтересованных сторон, в том числе представителей «Торэкса», некоммерческого партнерства «Руслом». И дело у металлургов на этой стадии здесь застопорилось.

Не обратили на ФАС внимания

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) следила за этими событиями пристально и отнеслась к предложению скептически. Во всяком случае, насколько можно судить из протокола совещания у замглавы Министерства промышленности и торговли РФ С.А. Цыба (имеется в распоряжении «Известий»), антимонопольная служба выступила резко против введения ограничений. «Особо отметили позицию ФАС о недопустимости принятия нормативно-правового акта, так как подобное ограничение экспорта лома может привести не только к потере экспортных рынков металлопроката, но и стагнации внутреннего рынка лома при наличии только одного крупного потребителя лома на территории Дальневосточного федерального округа, что противоречит статье 15 Федерального закона «О защите конкуренции», — говорится в протоколе.

Начальник управления контроля промышленности ФАС Нелли Галимханова подтвердила «Известиям», что «ранее ведомство проработало вопрос относительно введения запрета на экспорт лома черных металлов с соответствующими ведомствами и представила свою позицию на рассмотрение правительства». По вопросам, касающимся принятого постановления, она рекомендовала обратиться в правительство.

переработка металолома

Для того чтобы арбитр в лице государства не подыгрывал одной из команд, при разрешении таких сложных конфликтных ситуаций специально придуманы общественные слушания. Отталкиваясь от результатов слушаний, правительство и выносит свой вердикт.

Но в «ломовом» противостоянии с органами федеральной исполнительной власти был использован рубильник, отключающий этот механизм. Дело в том, что в случаях, когда речь идет об угрозах экономической безопасности (к таковым относится исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития) или о развитии стратегически важных производств, по решению правительства возможно утверждение ограничительных нормативных актов без проведения общественных слушаний. Именно этой нормой воспользовались заинтересованные в экономическом развитии завода лица, когда ситуация с разработкой проекта нормативного акта зависла из-за огромного числа недовольных игроков.

В конце августа депутат Госдумы Фургал еще раз пишет на основании письма с завода обращение в Минпромторг на имя Дениса Мантурова. Следует подчеркнуть, что давление оказывается в тот момент, когда проблемой уже занимаются в ведомстве. «Ко мне, депутату Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации, избранного от одномандатного избирательного округа №0070 (Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край) обратилось руководство и сотрудники многотысячного, градообразующего предприятия ООО «Торэкс-Хабаровск» («Амурметалл»). <…> На предприятии сложилась острая ситуация по обеспечению завода сырьем, которое сегодня практически всё вывозится за пределы ДФО и РФ, что может привести к полной остановке завода уже в сентябре месяце текущего года», — говорится в письме депутата к министру.

Итогом усилий заинтересованного круга лиц стало обращение полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева к главе правительства Дмитрию Медведеву о внесении проекта постановления об ограничении без проведения процедуры общественного обсуждения и оценки регулирующего воздействия. Мотивировано это было тем, что срок принятия решения по вопросу сократится на 40 дней. Председатель правительства с доводами согласился.

Любопытно, что сам бывший депутат и нынешний губернатор в беседе с журналистами категорически отрицал свою роль в инициировании запретительного проекта.

Впрочем, в разговоре с «Известиями» оказалось, что Сергей Фургал уже успел ознакомиться с документом.

— Насколько я знаю, было постановление правительства четыре месяца назад и заканчивается оно в декабре. Опять же, насколько я знаю, все экспортеры как отправляли [лом], так и отправляют. Никаких проблем не существует. Но если есть какие-то проблемы, я завтра дам задание Министерству промышленности — пускай разберутся, узнают, что там, — заявил он «Известиям», отметив, что «не совсем в курсе этой всей ситуации».

Амурметалл

Металлургический завод «Амурметалл»

Единственное, в чем Сергей Фургал был уверен на 100%, — это в том, что «Амурсталь» является одним из градообразующих предприятий города Комсомольска-на-Амуре, а сам город «является объектом президентского внимания».

Промышленности предсказали рывок

Промпроизводство будет расти почти по 5% ежегодно до 2030 года, считают в РАН
— Думаю, это стратегически важное предприятие. Там работает 3,5 тыс. человек. Это 3,5 тыс. семей в таком городе. Всё очень серьезно. Та информация, которая есть у нас и за которую отвечает Минэкономики: там растет и зарплата средняя, и рабочие места растут. Там у них нормально, опасений по ним пока нет. По другим предприятиям — проблемы, — сказал он «Известиям».

В пресс-службе Минпромторга, в свою очередь, «Известиям» сообщили, что с октября 2013 по январь 2017 года «Амурметалл» находился в состоянии банкротства и это негативно отразилось на производственной деятельности, создало риски полного прекращения работы и сокращения персонала (3 тыс. человек).

«Учитывая социальную значимость предприятия для Хабаровского края и металлургической промышленности России, Минпромторг совместно с правительством Хабаровского края провел работу по привлечению потенциальных инвесторов», — отметили в министерстве.

30 января 2017 года компания «Торэкс-Хабаровск» признана победителем торгов по продаже единым имущественным лотом производственных активов «Амурметалла». Производственная деятельность в качестве нового юридического лица была возобновлена в июле того же года.

Одной из ключевых проблем по возобновлению производственной деятельности и стабилизации финансово-экономического положения предприятия тогда стало сырьевое обеспечение, пояснили в ведомстве.

— «Амурметалл» является электрометаллургическим предприятием и в качестве основного сырья использует лом черных металлов. Дефицит сырья не позволял предприятию выйти на рентабельный уровень производства, в то время как дальневосточная ломозаготовительная отрасль была ориентирована на экспортные поставки лома. Таким образом, ломозаготовители не были заинтересованы в поставке лома на предприятие, в том числе и потому, что экспортная цена лома значительно превышала цены внутреннего рынка. Кроме того, у предприятия отсутствовала возможность стопроцентной оплаты и ему требовалась рассрочка платежей, — рассказали в министерстве.

Руководство края выступило с инициативой по разработке нормативно-правового акта, который позволил бы переориентировать поставки лома на предприятие и в краткосрочной перспективе выйти заводу на рентабельный уровень производства, разработчиком такого акта стало Минвостокразвития, отметили в Минпромторге.

В итоге правительством было утверждено постановление от 19.05.18 г. №584 «Об определении в Дальневосточном федеральном округе пунктов пропуска через государственную границу РФ для убытия из Российской Федерации за пределы таможенной территории Евразийского экономического союза отдельных категорий товаров».

Заготовители лома против

За отечественную металлургию бороться однозначно стоит, но в данной ситуации накормить одних — значит отнять у других, уверены противники запрета на экспорт. Довольно удобно иметь в своем распоряжении «единственный» «металлургический» «градообразующий» (эти прилагательные фигурируют в каждом документе лоббистов год от года. — «Известия») завод. Собственники размахивают этим статусом предприятия как удостоверением инвалида в каждой инстанции. Предприятие все спасают, и спасают за счет других игроков на рынке. А тем временем конкуренты, которых голословно обвиняют в серых схемах и даже заговорах, вынуждены увольнять людей.

— Более 15 тыс. рабочих мест может сократиться, а это трагедия не только для того, кто будет уволен, но и для их семей. Допускать этого нельзя, кто бы чем бы ни прикрывался, какими бы благими намерениями они ни апеллировали. Вводить нормы запрета, которые приведут к трагедии личности, граждан допускать ни в коем случае нельзя. Не должна прибыльность, в том числе монополистов, идти вразрез с социальными гарантиями граждан, — рассказал «Известиям» депутат Госдумы Валерий Рашкин.

Он добавил, что 3 ноября был рассмотрен иск СРО «Руслом» к правительству РФ по отмене постановления №584.

— Судебная коллегия по административным делам ВС РФ отказала в иске, не согласившись с доводами истца. Была подана апелляция, так как, по мнению отраслевиков, их доводы не были рассмотрены судом и не были изучены. Следующее заседание назначено на 13 декабря. Мы ждем решения суда, — добавил депутат Госдумы.

Ситуация с ущемлением прав заготовителей вынудила простых работников предприятий-заготовителей объединиться в противовес профсоюзу завода «Амурметалл» под руководством Шаманской. Как пишет издание «Ломовик», в марте 2018 года был создан Межрегиональный Дальневосточный профсоюз работников предприятий по переработке металлических отходов (идею поддержали ООО «Металлторг-Восток», ООО «Умитэкс» (Сахалин), ООО «Гефест»). Председателем была избрана Татьяна Костикова.

«При ограничении экспорта лома, вне зависимости от действий ключевых игроков, объемы ломосбора упадут в первый год на 30%, во второй год — в два раза, в третий год — в три раза, — говорится в официальном обращении организации «Руслом». — Острый дефицит со снабжением у «Амурметалла» начнется во втором полугодии второго года после ввода ограничений, без возможности восстановления прежних объемов ломосбора. Одновременно цена лома резко вырастет при падении ломосбора в связи с ростом издержек на собираемую тонну вторичного сырья. Что приведет, в свою очередь, к тому, что «Амурметалл» будет вынужден импортировать лом из Китая уже в 2020 году. Свое сырье фактически будет выброшено ржаветь на свалку, а валютные резервы России пойдут в другие страны для закупки лома. Одновременно в ДФО сократится более 4 тыс. рабочих мест на ломозаготовительных предприятиях (сегодня работает 7,7 тыс. человек), а количество ломосдатчиков — на 30 тыс. человек (сегодня работает 75 тыс.), причем в тех областях, где сбор лома сегодня единственное средство заработка у населения. Это означает рост социальной напряженности», — считают в организации.

Есть и еще одна угроза от текущего положения в отрасли на Дальнем Востоке — экологическая, считает директор «Руслома» Виктор Ковшевный. По его мнению, остается открытым вопрос, способен ли «Амурметалл» самостоятельно справиться с таким объемом сырья. Ведь объем заготовок лома чермета в регионе составляет до 1,8 млн т в год, тогда как предприятие-монополист потребляет около 700 т. Какая судьба может ждать оставшееся сырье? Оно отправится на свалку, а это неизбежно приведет к попаданию токсинов в почву, поделился своими опасениями с региональным информагентством SM-News Ковшевный.

Согласно закону, отходы черных металлов отнесены к категории опасных и должны складироваться в специально оборудованном месте не более 11 месяцев. Не исключено, что запретительная политика может обернуться появлением новых свалок на Дальнем Востоке.

Новая старая металлургическая политика

Но самое главное, после того как норма об ограничении экспорта была введена, стало известно, что «Амурсталь» поставила в 2018 году 300 тыс. т заготовки (блюм, сляб — промежуточный продукт металлургического производства) южнокорейской корпорации Posco Daewoo. То есть стратегически важный ресурс как утекал, так и продолжит утекать в Азию. Получается, что, эмоционально расписывая правительству внешнеполитические риски и ограничивая торговлю для других экспортеров, инициаторы держали в уме договоренности с теми, против кого схема и придумывалась. Примечательно (в свете письменных обвинений заводом экспортеров лома в теневых схемах), что «Торэкс-Хабаровск» так и не назвали общую сумму контракта, отметив, что окончательная цена не зафиксирована и будет меняться от колебаний на мировом рынке.

Также ими обсуждалась перспектива продажи части металлургического завода китайской компании «Дэбан Гуандун Интернешнл» (Гонконг). «Мы с китайскими партнерами договорились, что они покупают долю в нашей компании и входят в капитал, в их обязательства входит привлечь большое количество дешевых, длинных по сроку пользования денег. Они приведут нам новые технологии, планируется в течение 5–10 лет увеличение мощности завода до 5–10 млн т стали в год, площадка позволяет. Это даст новые поступления в бюджет, при выходе на полную мощность здесь будет создано 30 тыс. рабочих мест», — обещал председатель совета директоров «Торэкса» Павел Бальский во время пресс-конференции в Харбине (Китай). Он оговорился, что завод будет продолжать работать и на внутренний рынок.

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика