Светлана Самусева об оригинальных предлогах избежания банкротства «Домашними деньгами»

Светлана Самусева
Получить назад средства, вложенные в микрофинансовую организацию «Домашние деньги», ее инвесторы в принципе почти отчаялись, но часть из них факта признания компании банкротом ждет с нетерпением. Как пояснил советник юридической компании «Сотби» Владислав Монахов, в случае банкротства по специальным правилам, предусмотренным для МФО, кредиторы-«физики» оказываются в привилегированном положении. Их требования по договорам займа в пределах 3 млн руб. будут удовлетворяться перед требованиями других кредиторов. На сегодняшний день сумма обязательств компании составляет почти 10 млрд руб., из которых на выплаты определенных законом средств по договорам вкладов необходимо около 2 млрд руб.

Основная проблема, по мнению кредиторов компании, заключается в том, что активов для удовлетворения хоть части их требований у «Домашних денег» немного. Однако в самой организации думают иначе. На прошедшем во вторник судебном заседании по заявлению Агентства по страхованию вкладов о признании МФО банкротом ее представитель прямо заявил, что признаки банкротства у компании отсутствуют, ведь у нее имеется дебиторская задолженность на 15 млрд руб. К взысканию задолженности компания намерена приступить в ближайшее время. Этими деньгами и будут покрыты ее обязательства. Вняв доводам, суд отложил рассмотрение дела до 12 февраля, обязав ответчика к следующему заседанию представить «доказательства, свидетельствующие о динамике погашения долгов».

На бумаге обозначенный портфель просроченной задолженности у МФО действительно есть. Одна только сложность — получить даже малую часть этой суммы. Просрочка копилась на протяжении более десяти лет и уже обрабатывалась как ее службой взыскания, так и сторонними коллекторами. По оценке одного из профессиональных взыскателей, из этих 15 млрд руб. за год его агентство могло бы собрать не более 3–5%. И даже для возврата такой ничтожной доли с портфелем необходимо плотно работать.

У самой МФО этой возможности нет: компания с начала осени не ведет деятельность. Коллекторы взять портфель в работу не готовы: покупка может обернуться признанием сделки недействительной при банкротстве, а уверенности в получении денег за агентское взыскание нет.

Небольшая надежда у инвесторов остается на привлечение к субсидиарной ответственности бенефициара компании Евгения Бернштама. Однако уже 20 декабря суд рассмотрит заявление о его личном банкротстве. И здесь вряд ли можно будет использовать доводы об отсутствии признаков банкротства: кроме неисполнения поручительства по кредиту перед банком-банкротом у судебных приставов находятся на исполнении листы почти на 400 млн руб.

КоммерсантЪ

Leave a Reply

Яндекс.Метрика