Проблемы залоговых кредиторов в деле о банкротстве

банкротство
Несмотря на то что законодательно интересы залоговых кредиторов достаточно защищены, на практике часто возникают ситуации, когда неблагоприятные последствия неисполнения обязательств перед ними неизбежны. Расскажем на примере конкретных дел и опыта, с какими проблемами сталкиваются залоговые кредиторы в делах о банкротстве и какие меры можно предпринять для их устранения и минимизации.

ЗАТЯГИВАНИЕ ПРОЦЕССА РЕАЛИЗАЦИИ ИМУЩЕСТВА

Рассмотрим проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются залоговые кредиторы в последнее время. Первая — злоупотребление процессуальными правами со стороны оппонентов залогового кредитора. Они подают ряд заявлений о разногласиях в порядке, предусмотренном ст. 60 Федерального закона № 127-ФЗ, в целях затягивания процесса реализации залогового имущества.

Главный негативный фактор таких заявлений заключается в том, что залоговому кредитору форсировать их рассмотрение достаточно проблематично. В Законе о банкротстве закреплено право кредиторов заявлять возражения против положения о порядке реализации, если оно нарушает их законные интересы. В ряде случаев, даже после их рассмотрения оппонентами залогового кредитора могут быть поданы повторные заявления о разногласиях, в которых приводятся доводы, не вошедшие в предмет рассмотрения ранее. При этом заявления могут сопровождаться требованиями о принятии обеспечительных мер в виде приостановки торгов до разрешения разногласий или в виде запрета на их проведение.

В таких условиях длительный срок процедуры можно использовать против самих оппонентов. К примеру, в одном из дел залоговым кредитором было доказано, что весь период конкурсного производства арбитражный управляющий сдавал имущество должника в аренду по заниженной стоимости, в связи с чем с него были взысканы убытки за весь период его деятельности1. Чтобы исключить риски, описанные выше, рекомендуем принимать меры по своевременной защите от необоснованных требований аффилированных с должником кредиторов.

Есть еще одна проблема, возникновение которой также может привести к затягиванию реализации актива должника. Зачастую должнику на праве собственности принадлежат доли в праве на объект недвижимого имущества. В подобной ситуации конкурсный управляющий может обратиться с отдельным иском в общегражданском порядке о выделе в натуре нежилого помещения, то есть трансформации доли в праве в самостоятельный объект. Учитывая, что подобное требование, как правило, заявляется по истечении значительно периода времени после возбуждения процедуры банкротства, фактически оно направлено не на увеличение последующей стоимости актива должника, а на затягивание его реализации2.

Принимая в залог доли в праве, есть большая вероятность столкнуться с подобной проблемой, поэтому соответствующий риск необходимо учитывать при заключении сделок. Как вариант предлагаем на стадии рассмотрения дела о банкротстве как можно скорее самостоятельно подать заявление о выделе доли в натуре, чтобы к моменту проведения торгов это уже было реализовано.

УТРАТА ИМУЩЕСТВА

Третья проблема — часть залогового имущества может быть утрачена в период, когда уже было возбуждено дело о банкротстве. Если утрата произошла в процедуре конкурсного производства при решении вопроса о взыскании убытков с конкурсного управляющего, то подлежит обсуждению вопрос, насколько добросовестно вел себя залоговый кредитор. Если он не докажет, что им были предприняты все возможные меры для минимизации потерь конкурсной массы, то убытки, возможно, не будут взысканы3.

Если же утрата произошла в процедуре наблюдения, встает вопрос о том, можно ли взыскать убытки не только с исполнительного органа должника, но и с временного управляющего, к обязанностям которого, согласно ст. 67 Закона о банкротстве, относится принятие мер по обеспечению сохранности имущества. Например, временный управляющий обладает полномочиями по судебному отстранению единоличного исполнительного органа, если имуществу должника причиняется вред либо оно расхищается4. В случае если временный управляющий этого не сделал, представляется, что бремя ответственности за соответствующее бездействие можно возложить и на него5.

ОСПАРИВАНИЕ ДОГОВОРА ЗАЛОГА

В ряде случаев оппонент залогового кредитора подают заявления о признании договора залога недействительным. Эти действия также чреваты проблемами.

Как правило, заявители используют следующие основания:

• отсутствие встречного предоставления со стороны лица, за исполнение обязательств которого было выдано обеспечение;

• предмет залога составляет большую часть активов должника, и, выдавая такое обеспечение, он заведомо обрек себя на банкротство в случае исполнения обязательства;

• в результате обращения взыскания на предмет залога должник перестанет осуществлять свою основную деятельность (или какую-либо деятельность в принципе);

• лицо, за которое выдавалось обеспечение, уже на тот момент отвечало признакам неплатежеспособности, и, передавая имущество в залог, стороны заведомо знали о скором наступлении неисполнения основного обязательства и о необходимости залогодателю исполнить свое и т.д.

Часть соответствующих рисков нивелируется на стадии заключения договоров, принимая во внимание финансовые показатели лиц, предоставивших обеспечение, а также других участников правоотношений, историю заключения сделок с ними, а также иные обстоятельства6.

ОППОНЕНТЫ — БЫВШИЕ СУПРУГИ ДОЛЖНИКА

В течение 2018 года Верховный Суд РФ рассмотрел не менее десяти споров, иллюстрирующих проблемы, с которыми сталкиваются залоговые кредиторы. Так, одним из супругов в залог было передано недвижимое имущество. Решением суда общей юрисдикции в собственность каждого из супругов была выделена ½ доли в праве на указанные объекты.

Далее были возбуждены процедуры банкротства обоих супругов, и финансовый управляющий в деле того из них, который не передавал имущество в залог, основываясь на данных ЕГРН (в частности, на принципе достоверности публичного реестра), проинвентаризировал и оценил ½ доли в праве и вышел в суд с заявлением об утверждении положения о порядке реализации.

В течение 2018 года Верховный Суд РФ рассмотрел не менее десяти споров, иллюстрирующих проблемы, с которыми сталкиваются залоговые кредиторы

Суды первых двух инстанций в удовлетворении его требований отказали, поскольку у обоих супругов имелись общие обязательства перед банком еще до раздела имущества. Так как пользование и распоряжение общим имуществом по взаимному согласию супругов предполагается, то передача актива в залог одним из них означает тождественную волю второго супруга на это (по смыслу ст. 35 Семейного кодекса РФ).

Суды также отметили, что изменение режима имущества с общей собственности на долевую не влечет следующей трансформации: залога на объект в целом — в залог на доли в праве. Аналогичная правовая позиция содержится в ряде иных судебных актов7.

Между тем суд округа отменил данные акты, отметив, что в деле о банкротстве второго супруга банк не обращался с заявлением о включении залоговых требований. Он также обратил внимание на решение СОЮ о разделе долей и на наличие сведений об их принадлежности в размере ½ каждому из супругов в ЕГРН.

Но ВС РФ с такой позицией не согласился и решение отменил. По мнению Экономической коллегии, вне зависимости от разделения права собственности на долевое, от наличия решения суда о разделе, отсутствия залоговых требований банка ко второму супругу, если имущество обременялось в момент его принадлежности на праве общей совместной собственности, залоговый кредитор вправе рассчитывать на погашение своих требований от продажи имущества целиком, а не от доли в праве. Второй супруг может рассчитывать только на остаток8.

В другом деле о банкротстве было реализовано залоговое имущество, 80% полученных средств от которого было направлено залоговому кредитору, а бывший супруг должника настаивал на получении им оставшихся 20%. В обоснование своей позиции он ссылался на Решение СОЮ, которым, как и в предыдущем деле, был изменен режим собственности на долевую, а также на п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей», в котором указано, что он имеет преимущество перед иными кредиторами.

Его поддержал Суд округа, отменивший акты первой и второй инстанций. А ВС РФ данное постановление отменил, указав, что бывший супруг гражданина-банкрота, являющийся созалогодателем и должником по обеспечительному обязательству, не может получить денежные средства приоритетно перед залоговым кредитором9.

Ряд вопросов и проблем возникает на стадии установления залоговых требований в части доказывания наличия предмета залога в натуре.

Одно из таких дел недавно было рассмотрено Верховным Судом РФ. Что примечательно, одним из предметов залога было недвижимое имущество, тогда как обычно подобные проблемы возникают при залоге товаров в обороте.

Суды трех инстанций включили требования как не обеспеченные залогом, поскольку, по их мнению, кредитор-заявитель не представил достаточных доказательств наличия предмета залога в натуре, сославшись на п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя». Отменяя три предыдущих акта, Верховный Суд отметил, что в случае предоставления заявителем достаточно серьезных первичных доказательств бремя доказывания условий для отказа в установлении требований переходит на его процессуальных оппонентов. Например, возражение о ничтожности договора залога, уничтожении заложенного имущества, приобретения залогового имущества добросовестным третьим лицом и иные. По мнению Верховного Суда, бремя доказывания в данном обособленном споре было распределено неверно. При новом рассмотрении дела требование было включено как обеспеченное залогом10.

НЕДОПУСТИМАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

В одном из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, разрешался вопрос о трансформации незалоговых обязательств в залоговые.

Кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом и о включении части его требований как обеспеченных залогом. Суд ввел процедуру наблюдения, но в резолютивной части судебного акта вывода о том, что требования признаются обеспеченными залогом, не сделал. Кредитор, являющийся заявителем по делу о банкротстве, данный судебный акт не обжаловал. Позднее в отношении должника была введена процедура конкурсного производства, и данным кредитором был выбран такой способ защиты права, как обращение с заявлением о трансформации его требований из незалоговых в залоговые.

Рассматривая данный спор, процессуальные оппоненты указанного кредитора ссылались на пропуск им двухмесячного срока, установленного ст. 142 Закона о банкротстве. Суд первой инстанции требование удовлетворил, отметив, что кредитором изначально было заявлено требование как обеспеченное залогом, в связи с чем задолженность перед ним должна быть учтена соответствующим образом в реестре (фактически исправив допущенную ранее ошибку).

Суды двух последующих инстанций отказали в установлении за кредитором статуса залогового, поскольку посчитали, что им был пропущен двухмесячный срок на предъявление требования. Суд апелляционной инстанции обратил внимание на то, что кредитором не обжаловалось первоначальное определение о введении наблюдения.

Отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что, поскольку кредитор изначально в заявлении о признании должника банкротом просил включить его требования как обеспеченные залогом, судебная ошибка не должна поражать такого добросовестного кредитора в правах.

Ряд вопросов и проблем возникает на стадии установления залоговых требований в части доказывания наличия предмета залога в натуре

Данное дело примечательно тем, что судами всех инстанций был проигнорирован запрет, указанный в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 58, согласно которому, если кредитор ранее не заявлял о наличии оснований для включения его требований как обеспеченных залогом, то он имеет право трансформировать свои требования в будущем. Если же он об этом заявил, то такого права, по идее, в будущем он лишается.

Фактически судами было дважды рассмотрено требование с аналогичным предметом и основанием, что нарушает также императивный запрет, установленный в ст. 150 АПК РФ.

Единственным надлежащим способом защиты права для залогового кредитора в данном деле о банкротстве было обжалование судебного акта о введении наблюдения как вынесенного ошибочно. Если он этим правом не воспользовался, то иных законных способов защиты у него не имелось11.

РЕЗЮМЕ

В заключение отметим еще несколько дел, позиции ВС РФ по которым заслуживают внимания. В одном из них банк настаивал на предоставлении ему преимущества в получении денежных средств, поступающих должнику от своих контрагентов по заложенным обязательствам. При этом в банке не был открыт специальный счет должника для зачисления туда денежных средств, поступающих от контрагентов по заложенным обязательствам. Суды трех инстанций частично требования в реестр включили. Однако Верховный Суд отказал в этом, отметив, что банк не открыл специальный счет для приема денежных средств, чем лишил себя преференций, установленных ст. 138 Закона о банкротстве12.

В ряде споров обсуждались вопросы прекращения права залога по лизинговым платежам13, эластичности залога на требования, возникшие из убытков14.

В очередной раз Верховный Суд высказался по поводу того, что залоговый кредитор от продажи имущества вправе получить исполнение не только в части оцененной стоимости залога, но и всего обязательства, которое обеспечивалось залогом15, а также относительно распределения денежных средств от сдачи предмета залога в аренду, если договор залога заключен до 01.07.201416.

Подводя итог описанным проблемам и примерам из судебной практики, можно сделать вывод: даже такой, казалось бы, надежный способ обеспечения, как залог, далеко не всегда позволяет прогнозировать момент исполнения обязательства, его полноту, а также гарантировать его исполнение в принципе. Это обусловлено обширными возможностями, которыми обладают участники дела о банкротстве и пробелами в нормативном регулировании.

Главным способом минимизации соответствующих рисков является глубокий превентивный анализ контрагента на стадии заключения кредитного договора и сделок, обеспечивающих его исполнение.


1. Дело № А40-123684/15, АС г. Москвы.
2. Дело № А40-122338/2015, АС г. Москвы.
3. Дело № А40-117848/2016, АС г. Москвы.
4. Постановление АС Дальневосточного округа от 22.12.2014 № Ф03-5735/2014, Постановление АС Поволжского округа от 14.12.2017 по делу № А55-8760/2014, Определение АС г. Москвы от 04.02.19 по делу № А40-23988/16-160-48.
5. Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.08.2015 по делу № А43-15983/2011.
6. Дело № А14-9141/2016, АС Воронежской области.
7. Определение ВС РФ от 15.09.2015 № 307-ЭС15-10733, Постановления Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 № 15154/11, от 24.06.2014 № 4254/14.
8. Определение ВС РФ от 19.07.18 № 307-ЭС18-2149.
9. Определение ВС РФ от 24.12.18 по делу № 304-ЭС18-13615.
10. Определение ВС РФ от 20.11.17 № 305-ЭС17-9931.
11. Определение ВС РФ от 19.02.18 № 306-ЭС17-16194(2).
12. Определение ВС РФ от 22.11.18 № 305-ЭС18-8062 (2).
13. Определение ВС РФ от 06/12/18 по делу № 305-ЭС17-19232(5).
14. Определение ВС РФ от 09.07.18 № 304-ЭС18-1134.
15. Определение ВС РФ от 09.04.18 № 308-ЭС17-20281.
16. Определения ВС РФ от 20.11.17 № 301-ЭС17-9716 и от 20.11.17 № 306-ЭС17-9235.

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика