Как будут банкротить бизнесменов: арбитражный управляющий Алексей Кочетов

Как будут банкротить бизнесменов: арбитражный управляющий Алексей КочетовВ октябре вступил в силу закон о банкротстве. Арбитражный управляющий Алексей Кочетов — о том, почему теперь предпринимателям нелегко будет уйти от долгов.

Неожиданно законом о банкротстве воспользовались банки, подав заявления против должников-бизнесменов: Тельмана Исмаилова, Владимира Кехмана. Это говорит о том, что закон, задуманный для того, чтобы освободить обычных граждан от бремени кредитных долгов, будет работать немного иначе и затронет в том числе и бизнес.

Инструменты взыскания задолженности с должников-бизнесменов были у банков и раньше, но теперь появился действенный механизм.

До 1 октября объявлять банкротами можно было исключительно индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных в этом статусе в налоговых органах. Далеко не все те, кто занимался бизнесом, имели такой статус, а те, кто имел, мог легко избавится от него в течение пяти рабочих дней, подав заявление в налоговую. По закону налоговая инспекция должна аннулировать статус ИП вне зависимости от наличия неисполненных обязательств. То есть, риски банкротства можно было снять с себя довольно легко.

А бизнесмены — не «ИП-шники», предоставлявшие банкам личное поручительство по кредитам своих компаний, не попадали под юрисдикцию закона о банкротстве.
Банкам и прочим кредиторам оставалось только ждать результата от исполнительного производства, однако в условиях жесточайшей загруженности судебных приставов-исполнителей, имеющих по 2 000 исполнительных листов на человека, и текучки кадров поиск и реализация активов должника шла годами. Примеров выявления судебными приставами зарубежного имущества должников вообще нет.

Механизм внеконкурсного оспаривания сделок у нас тоже неразвит, так что взыскать имущество, переписанное должником в преддверии судебных споров на подставных или аффилированных лиц, кредиторы тоже не могли.
Теперь же у кредиторов есть хорошая альтернатива исполнительному производству, и профессиональные участники рынка капитала это хорошо понимают, о чем свидетельствует первая статистика поданных заявлений – в большинстве случаев заявителями выступают банки, и свои заявления они подают в отношении как раз тех предпринимателей, у которых не было зарегистрированного статуса, но есть действующий бизнес, который, возможно, зарегистрирован на оффшорные структуры или аффилированных лиц.
Закон о банкротстве граждан решает многие проблемы взыскания долга через исполнительное производство. С даты признания гражданина банкротом все полномочия по распоряжению имуществом должника и его доходами переходят к финансовому управляющему, который имеет возможность запрашивать в любых органах и организациях сведения по должнику.

С середины прошлого года в налоговом органе аккумулируются данные о расчетных счетах и вкладах физических лиц в банке, поэтому выявить средства бизнесмена-должника сейчас довольно просто. Процедура банкротства позволяет оперативно ограничить должнику право на выезд из Российской Федерации, финансовый управляющий вправе оспаривать сделки гражданина и возвращать имущество, а кредиторы даже в случае бизнесмена  могут претендовать на имущество, выставленное на конкурс, и продолжать дело о банкротстве. Кроме того, даже после процедуры кредиторы при неполном погашении их требований могут заявить ходатайство о не освобождении гражданина от этих оставшихся обязательств, и суд вправе вынести такое определение!
Конечно, еще не все сложные аспекты разрешены в законе. Непонятно, как выявлять зарубежные активы и права на оффшорные компании. Не решена набившая оскомину проблема так называемого «роскошного» единственного жилья, которое, имея статус единственного, несмотря на свою роскошность, все равно в конкурсную массу не включается. Однако некоторые уважаемые специалисты считают возможным такой механизм: финансовый управляющий от имени гражданина-банкрота на деньги кредиторов покупает для должника «скромное» жилье — оно и остается должнику вместо «роскошного», которое изымается и продается, а часть выручки от продажи уходит на покрытие расходов кредитора по приобретению «скромного жилья».
Отмечу, что правило об иммунитете единственного жилья не распространяется на ипотечное жилье, которое всегда включается в конкурсную массу, изымается у должника и продается с электронных торгов.
Жесткость и алгоритм проведения процедуры банкротства гражданина во многом предопределяется активностью участников такого дела и квалификацией финансового управляющего, поэтому банки предпочли первыми успеть 01.10.15 сдать свои заявления в канцелярию, чтобы повлиять на кандидатуру финансового управляющего, которому арбитражный суд поручит вести дело о банкротстве.

Деловой Квартал

Leave a Reply

Яндекс.Метрика