Налоговики могут заявлять требование в реестр кредиторов до того, как решение по итогам проверки вступило в силу — ВС РФ

Верховный суд РФНалоговая служба может предъявить требование в деле о банкротстве до вступления в силу решения инспекции по итогам проверки, но производство по этому требованию нужно будет приостановить до тех пор, пока решение ФНС не вступит в силу, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ, опубликованного в картотеке арбитражных дел. Налоговая служба может массово начать предъявлять требования в делах о банкротстве до получения окончательно судебного акта, подтверждающего задолженность, а также блокировать принятие важнейших решений собранием кредиторов, что может привести к затягиванию процедуры банкротства, опасаются эксперты.

Арбитражный суд Владимирской области возбудил дело о банкротстве ЗАО «Владимир-Оптон» 4 сентября 2015 года, а 5 октября ввел процедуру наблюдения.

30 декабря 2015 года налоговая служба решила провести выездную проверку работы компании за 2012-2014 годы, но не закончила ее. 27 июля 2016 года суд ввел процедуру конкурсного производства. 5 октября 2016 года налоговая служба обратилась в суд, чтобы включить 1,15 млрд рублей задолженности по НДС в реестр требований кредиторов. Таков был предполагаемый итог незаконченной налоговой проверки, а завершить мероприятие, не нарушив установленные законом сроки, инспекция не могла. Затем налоговики снизили свои требования до 311 млн рублей НДС, 111,7 млн рублей пени и 65 млн рублей штрафа.

В Арбитражном суде Владимирской области налоговики просили отложить заседание, так как решение о взыскании не было принято и не вступило в силу, однако суд им отказал, пояснив, что не обязан приостанавливать производство по делу, а доказательств, достоверно подтверждающих долг по НДС, налоговики не представили.

Апелляция посчитала иначе и направила спор на новое рассмотрение, указав, что налоговая служба объективно не могла предоставить достоверные и допустимые доказательства своих требований в установленный срок. По ее мнению, суд первой инстанции не рассматривал вопросы по существу и не устанавливал обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.

Суд округа, в свою очередь, отменил решение апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции. Свое решение он мотивировал тем, что налоговики могут заявить свои требования в рамках дела о банкротстве после того, как решение по итогам проверки вступит в силу.

Налоговая служба оспорила это решение в Верховном суде, отметив, что вступление в дело о банкротстве после вступления в силу налогового решения существенно нарушит ее права.

В Верховном суде представитель налоговой службы сообщила, что банкротство ЗАО «Владимир-Оптон» инициировал кредитор, аффилированный с учредителем этой компании, а сама компания после начала налоговой проверки не шла на контакт и почти не предоставляла необходимых для завершения проверки документов, передал корреспондент «Интерфакса» из зала суда. По словам представителя ФНС, в ходе проверки налоговики столкнулись с активным противодействием налогоплательщика и иных лиц. Кроме того, она сообщила, что, по данным ФНС, в деле о банкротстве участвуют аффилированные с должником кредиторы, но не уточнила, кто это.

Конкурсный управляющий ЗАО «Владимир-Оптон» и представитель Газпромбанка (MOEX: GZPR) (залоговый кредитор) возражали против удовлетворения жалобы. По словам управляющего, в суд первой инстанции ФНС не представила доказательств о наличии задолженности перед бюджетом, а то, что в конце декабря 2017 года служба обратилась с заявлением о включении требований в реестр, говорит о том, что ФНС не лишена возможности отстаивать свои интересы.

Для подтверждения обоснованности своих требований кредиторы должны представить в суд первичные документы, после проверки и оценки которых суд самостоятельно сделает вывод о наличии или отсутствии задолженности и ее размере, напомнил Верховный суд. Но требования по обязательным платежам подтверждаются в ином порядке — решением о доначислении налога, которое налоговики могут предоставить только по итогам налоговой проверки, указал ВС.

В связи с тем, что конкурсный кредитор и уполномоченный орган относятся к одной категории выплат, налоговая служба в силу принципа равенства не должна находиться в худшем положении, чем конкурсный кредитор. Различные обстоятельства (например, объем материалов проверки, противодействие должника и т.п.) могут помешать налоговой службе своевременно представить в суд налоговое решение, говорится в определении.

Объективные препятствия, периоды, связанные с проведением мероприятий налогового контроля, рассмотрением результатов проверки и жалоб, не включаются в срок предъявления требований о включении в реестр. Понижение очередности удовлетворения требований кредиторов для налоговой службы не происходит. Тем самым в этой части уравниваются ее права с конкурсными кредиторами, отметил ВС.

Кредитор, требование которого принято судом, приобретает ряд прав, например, знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, обжаловать судебные акты. Налоговая служба не должна лишаться указанных прав, возникающих из самого факта принятия судом заявления о включении в реестр. Таким образом, налоговая служба может предъявить требование до вступления в силу решения по итогам проверки, но производство по этому требованию нужно будет приостановить до тех пор, пока решение ФНС не вступит в силу, так как его выполняют принудительно, следует из определения.

Исходя из изложенного, судебная коллегия не может согласиться с обжалованными судебными актами, однако сейчас не находит оснований для их отмены, так как права заявителя могут быть восстановлены без устранения нарушений, допущенных судами, указал Верховный суд. Налоговая служба 29 декабря 2017 года в рамках этого дела вновь обратилась в тот же суд с теми же требованиями, которые суд принял, а затем приостановил по ним производство до вступления в силу решения суда по оспариванию налоговых доначислений компании «Владимир-Оптон».

Из пояснений представителей налоговой службы в судебном заседании следует, что их требования идентичны первоначальным (те же основания с корректировкой по размеру); повторное обращение в суд носило вынужденный характер из-за действий самого суда, так как первоначальное заявление не рассмотрено, отметил ВС. Судебная коллегия признает, что датой обращения налоговой службы в арбитражный суд с требованием о включении в реестр является день первоначального обращения, то есть 5 октября 2016 года. Производство по рассмотрению этих требований приостановлено.

Верховный суд решил оставить в силе решения суда первой инстанции и округа и отказал налоговой службе.

Экономическая коллегия традиционно поддерживает налоговую службу, и этот акт также направлен на дальнейшее укрепление положения ФНС в делах о банкротстве, говорит партнер коллегии адвокатов «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. «ВС оставил судебные акты без изменения, но только потому, что налоговая уже реализовала и восстановила свои права при повторном обращении в суд. По мнению ВС, суды, первоначально отказавшие налоговой, не правы, но он не стал отменять их акты, поскольку это был бы пустой формализм», — пояснил он «Интерфаксу».

В этом определении Верховный суд расширительно толкует норму АПК, которая приводит исчерпывающий список оснований для приостановления рассмотрения дела в суде, добавляет партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner Russia Иван Веселов. «ВС проводит аналогию c невозможностью рассмотрения спора до принятия решения иным судом, то есть по сути отождествляет налоговую службу с судом. Следуя такой порочной логике, можно довести ситуацию до абсурда, когда суд будет приостанавливать дело до того, пока нотариус не поставит исполнительную надпись, ведь она тоже обладает принудительной силой», — указывает он. По словам И.Веселова, процедура наблюдения, как правило, длится достаточно долго, и было бы несправедливо устанавливать такого рода исключения по отношению к налоговому органу, ведь из материалов дела следует, что у ФНС было достаточно времени на сбор всех доказательств.

Скорее всего, теперь налоговая служба начнет массово предъявлять требования в делах о банкротстве до получения окончательно судебного акта, подтверждающего задолженность, опасается П.Хлюстов. «Закон о банкротстве предусматривает такую обеспечительную меру, как запрет собранию кредиторов принимать ряд решений, например, избирать арбитражного управляющего или комитет кредиторов. Есть риск, что налоговый орган сможет блокировать принятие важнейших решений собранием кредиторов, что может привести к затягиванию процедуры банкротства», — заключает И.Веселов.

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика