Задержан бывший владелец «Моего банка» Глеб Фетисов

Зачистка банковского сектора дошла до арестов известных банкиров. Следователи задержали Глеба Фетисова, экс-сенатора и бывшего владельца «Моего банка»В пятницу утром следователи задержали экс-владельца «Моего банка» Глеба Фетисова, а вечером Басманный суд Москвы арестовал его на два месяца. Судья Наталия Дударь отказалась выпустить Фетисова под залог до 2 млн руб. По словам представителя Следственного комитета России (СКР) Владимира Маркина, Фетисов задержан по уголовному делу о мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса, до 10 лет лишения свободы). Оно возбуждено Главным следственным управлением СКР по факту вывода и хищения активов из «Моего банка».

По версии следствия, в результате незаконных действий «Мой банк» не выполнил обязательства перед вкладчиками, а обязанности по их погашению на сумму свыше 6 млрд руб. были возложены на Агентство по страхованию вкладов (АСВ), сообщил Маркин. Следователи продолжают собирать доказательства причастности Фетисова и иных лиц к совершению данного преступления, добавил он: также проверяется информация о причастности Фетисова к другим аналогичным преступлениям. Назвать эти эпизоды в СКР отказались.

Арест бывшего сенатора и фигуранта «золотой сотни» Forbes (Фетисов владел долей в Altimo, телекоммуникационном холдинге «Альфа-групп») — самый громкий за время проводимой ЦБ зачистки банковского рынка. Страховой случай «Моего банка» не самый крупный (выплаты вкладчикам «Пушкино» составили 20 млрд руб.), а Фетисов на момент отзыва лицензии уже не владел им. В декабре 2013 г. он продал 95% «Моего банка» 11 физлицам. В последнее время он представлялся как лидер партии «Альянс зеленых — Народная партия». На претензии крупных вкладчиков «Моего банка» Фетисов отвечал, что теперь занимается политикой и помочь им не может, рассказывал «Ведомостям» банкир, близкий к «Моему банку».

Возбуждено дело по заявлениям регулятора или пострадавших вкладчиков банка, Маркин не комментирует. Как рассказывал «Ведомостям» сотрудник правоохранительных органов, с просьбой проверить роль Фетисова в крахе «Моего банка» к следователям в феврале обращался ЦБ. 31 января, сразу после отзыва у банка лицензии, зампред ЦБ Михаил Сухов заявил о намерении оценить с помощью правоохранительных органов роль прежних акционеров банка в его банкротстве. Представитель ЦБ отказался комментировать переписку с правоохранительными органами.

Фетисов знал про возбуждение дела и специально вернулся дать показания, говорит председатель центрального совета «Альянса зеленых» Олег Митволь: непонятно, зачем в таких условиях его арестовывать. Фетисов не подписывал никаких документов в банке, поэтому не должен отвечать за его банкротство, считает Митволь. Он полагает, что возбуждение дела инициировали крупные вкладчики «Моего банка», потерявшие в нем деньги. Их имен Митволь не называет. «Видимо, они решили, что, находясь в тюрьме, Глеб захочет расплатиться с ними», — говорит Митволь, напоминая, что в феврале стало известно о крупной сумме, которую Фетисов получил за долю (14,17%) в Altimo. По оценке аналитика ИФК «Метрополь» Евгения Голосного, за этот пакет можно было выручить $1,15-1,4 млрд.

Клиенты со вкладами свыше 10 млн руб. держали в «Моем банке» около 1,9 млрд руб., знает человек, близкий к банку. Среди них источники «Ведомостей» называли, в частности, кинорежиссера Никиту Михалкова. Влиятельные вкладчики «Моего банка» лоббировали его санацию, рассказывали знакомый совладельца банка и человек, близкий к надзорному блоку ЦБ, но регулятор счел ее невозможной из-за слишком плохого качества активов (см. врез). Дыру в балансе банка ЦБ оценил в 10 млрд руб.

«Ситуацию с Фетисовым можно воспринимать как сигнал регулятора всему рынку — теперь собственникам, доведшим банк до несостоятельности, будет сложнее уйти от ответственности», — говорит предправления крупного частного банка. Он не припомнит случаев, когда бы арест инициировался в отношении столь влиятельной персоны. Это однозначный сигнал регулятора — теперь от ответственности будет сложнее уходить и акционерам, вышедшим из капитала банка за какое-то время до отзыва лицензии, согласен топ-менеджер банка из топ-10.

Оба банкира не исключают, что арест мог инициировать кто-то из влиятельных вкладчиков, потерявших деньги в «Моем банке». Проблемы Фетисова могут быть связаны с крупными вкладчиками, вхожими в высокие кабинеты, полагает директор банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. Банкир, работавший с Фетисовым, видит несколько причин для его ареста: «Во-первых, в банке большая дыра, во-вторых, были личные гарантии Фетисова перед вкладчиками, а в-третьих, он несколько лет принимал непосредственное участие в управлении банком».

Связаться с адвокатом Фетисова Игорем Дунаевым вчера не удалось. Стратегию защиты представители Фетисова описали в начале февраля. Из сообщения следует, что по условиям сделки с Фетисовым (закрыта 21 ноября) новые владельцы «Моего банка» взяли на себя письменные обязательства «не совершать действия или бездействия, в результате которых может возникнуть угроза приостановления операций, отзыва лицензий, банкротства или ликвидации указанного банка», работать без нарушений законодательства и предписаний ЦБ, а также «компенсировать продавцу расходы и убытки, которые могут возникнуть у продавца в результате нарушения или неисполнения покупателем» своих обязательств. На момент отзыва лицензии на счетах банка было более 2 млрд руб., принадлежавших лично Фетисову и его структурам, говорится в пресс-релизе.

То, что Фетисов не был собственником банка на момент отзыва лицензии, ничего не значит, замечает арбитражный управляющий Евгений Семченко: например, срок давности за преднамеренное банкротство — шесть лет, а глубина оспаривания сделок по выводу денег из банка — три года до принятия заявления о банкротстве. Если в арбитражном процессе АСВ докажет, что Фетисов участвовал в выводе активов из банка, то эти доказательства могут лечь в основу уголовных обвинений против него, добавляет Семченко.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика