Пирамида государственного значения. Трудные времена заставляют Минфин вернуться к финансовым инструментам эпохи дефолта

Трудные времена заставляют Минфин вернуться к финансовым инструментам эпохи дефолта Сергей Путилов

Лишенный в условиях санкций западных заимствований Минфин РФ планирует возродить механизм государственных краткосрочных облигаций (ГКО), позволяющий занимать средства внутри страны. Предыдущий опыт середины 90-х, как известно, закончился дефолтом. Однако это не останавливает авторов инициативы, которые, очевидно, решили, что пришло время залезть в карман граждан, пообещав баснословные проценты.

Пирамида государственного значения

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»

Как известно, после экономического коллапса 1998 года государство заморозило все выплаты по своим казначейским обязательствам. В итоге, 20 млн. владельцев ГКО остались ни с чем. На этот раз финансовые власти обещают действовать осмотрительнее. В Минфине уверяют, что данный инструмент имеет избирательный характер, и его применение будет лишено ажиотажа кампании 16-летней давности, отличительной особенностью которой являлись баснословные проценты «выручки» – до 140 процентов годовых. Ничем не обеспеченных, как выяснилось в итоге.

Теперь же, судя по заявлению первого заместителя министра финансов Татьяны Нестеренко, ГКО могут понадобиться казначейству два-три раза в году – в дни, на которые приходятся очень большие разовые выплаты и для которых приходится держать в районе 600 млрд. руб. на счете федерального бюджета всегда. Введение такого краткосрочного инструмента, по словам Нестеренко, позволит снизить средний уровень остатков на счетах казначейства и больше средств разместить дополнительно на финансовых рынках через депозиты казначейства в сделки РЕПО. При этом замминистра утверждает, что «инструмент не рассматривается как долговой – как источник покрытия дефицита бюджета, он не заменит другие виды заимствований».

При этом, однако, дефицит бюджета растет, заимствования на западных рынках капитала перекрыты, и каким образом обеспечивать доходность владельцам ГКО – Минфин не объясняет. Предыдущий опыт показывает, что привлечение средств и выплаты осуществлялись по принципу финансовой пирамиды. К концу 1990-х рынок ГКО стал основным источником финансирования дефицита российского бюджета. Однако в 1997 году на фоне экономического кризиса в Азии и снижения цен на нефть ситуация на финансовом рынке России осложнилась. В результате к середине августа 1998 года необеспеченная доходность ГКО достигала 140%, и правительство было вынуждено 17 августа объявить дефолт по этим обязательствам.

По мнению экспертов, по мере возрастания пирамиды ГКО единственным решением проблемы может стать привлечение новых покупателей. А их можно в нынешних условиях завлечь только высокими процентами: иначе непонятно, зачем им вообще вкладываться в ГКО, если можно вложиться в дорожающие долларовые инструмент. Кто сейчас сможет гарантировать выплаты под баснословные проценты не ясно, а иными методами привлечь капитал на внутреннем рынке в нынешних условиях крайне сложно. А Резервные фонды, средства которых планируется направить на инфраструктурные проекты для обеспечения минимального роста экономики, в этом деле едва ли помогут.

Остается лишь надеяться на отмену западных санкций и разблокирование выхода на мировые финансовые рынки. Но этот вариант в условиях неразрешенной «украинской проблемы» представляется крайне сомнительным. Между тем ресурсы внутреннего займа весьма ограничены, учитывая падающие темпы развития экономики. Таким образом, если дать размахнуться инициативе с ГКО, результатом снова вполне может лишь стать очередной дефолт с сопутствующим этому аннулированием государственных обязательств.

«ГКО хотят в первую очередь вернуть в качестве дополнительного инструмента для фондирования российского банковского сектора. Но высокие риски таких бумаг связаны с тем, что по ним нет определенного купона, а есть дисконт – то есть, доходность их определяется, исходя из формирования цены и зависит от спроса. Например, в 1998 году перед дефолтом доходность ГКО доходила до 140% годовых. Поэтому, безусловно, такой инструмент крайне рискованный, особенно для населения», –сказал «НИ» Платон Магута, управляющий активами финансовой компании.

Остается надеяться на то, что по сравнению с временами дефолта 1998-го года, население весьма поумнело. И не факт, что на сей раз инициатива с ГКО будет воспринята «на ура». «Возврат к практике выпуска ГКО может быть проигнорирован населением и корпоративным сектором нашей страны, – сказала «НИ» первый вице-президент «Российского клуба финансовых директоров» Тамара Касьянова. По ее словам, в 1990-е годы многие граждане и коммерческие структуры серьезно пострадали от данного типа вложений собственных средств. Технический дефолт по государственным долговым обязательствам совпал с девальвацией рубля, который случился 17 августа 1998 года. Выплаты по долговым обязательствам в размере десятков миллиардов рублей были заморожены, а национальная валюта за считанные недели обесценилась в несколько раз. Такие уроки не проходят бесследно и не забываются, уверена Касьянова.

Читайте далее…

Leave a Reply

Яндекс.Метрика