Банкротство: новые позиции Верховного суда

банкротство суд
Количество дел о банкротстве за последний год возросло. Повлияли несколько факторов. Усилилась ответственность контролирующих лиц. Как следствие, выросли шансы кредиторов и они стали более активны. Большее рвение в банкротных делах проявляет ФНС РФ. Такая тенденция отразилась на практике Верховного Суда РФ. В 2018 году и в начале 2019 года он сформулировал множество новых позиций по делам о банкротстве. Ниже представлена подборка. Замеченный тренд – расширительное толкование полномочий кредиторов и усиление ответственности арбитражных управляющих.

Собрание кредиторов можно провести по телефону

Верховный Суд РФ выработал для судов рекомендации по разрешению обособленных споров о признании решений собраний и комитетов кредиторов в делах о банкротстве недействительными.

ТАБЛИЦА: «Позиции ВС РФ по оспариванию решений собраний и комитетов кредиторов»

№ п/пПозицияПример
1Собрание кредиторов вправе принять решение по вопросу, прямо не отнесенному законом о банкротстве к его компетенции. Однако такое решение не должно препятствовать процедурам банкротства, исполнению арбитражным управляющим его обязанностей и вторгаться в сферу компетенции иных лицСобрание кредиторов приняло решение обязать управляющего отменить уже состоявшиеся торги по продаже имущества.Конкурсный управляющий потребовал признать его недействительным.Суды признали.Собрание кредиторов вправе утверждать порядок, сроки и условия продажи имущества, но не может вмешиваться в ход проведения торгов, в частности, возлагать на организатора торгов обязанность по их отмене.Принятое решение вторгается в сферу полномочий организатора торгов и поэтому подлежит признанию недействительным на основании п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве.Кредиторы же, чье право на получение наиболее полного удовлетворения требований за счет выручки от реализации имущества было нарушено в ходе проведения торгов, вправе требовать признания недействительными как самих торгов, так и заключенного по их результатам договора (ст. 449 ГК РФ)
2При рассмотрении обособленного спора лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии (нарушением компетенции, отсутствием кворума и т.д.), независимо от того, было ли это решение оспореноСобрание кредиторов приняло решение обязать конкурсного управляющего закрыть счет должника и открыть новый счет в другом банке.Управляющий решение не выполнил.Представитель собрания кредиторов подал жалобу на бездействие, и суд признал его незаконным.Однако управляющий подал апелляцию, и она его поддержала.В силу п. 1 ст. 133 Закона о банкротстве управляющий обязан использовать только один счет должника в банке. Открыть новый – только при невозможности осуществления операций по нему.Таким образом, вопросы выбора банка в ходе конкурсного производства отнесены к компетенции конкурсного управляющего. При выборе он обязан действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).Следовательно, собрание кредиторов, приняв решение о закрытии текущего счета и открытии нового, вышло за пределы предоставленной ему компетенции. Поэтому поведение управляющего, сохранившего отношения с банком, было разумным
3Собрание кредиторов вправе отменить собственное решение, принятое ранее. Это возможно до тех пор, пока решение не начало влиять на права и законные интересы лиц, не являющихся кредиторамиКонкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение повторного собрания кредиторов об изменении кандидатуры арбитражного управляющего.Суды признали, сославшись на выход данным собранием за пределы своей компетенции (ст. 12 Закона № 127-ФЗ).ВС РФ не согласился.Закон о банкротстве не запрещает кредиторам менять свою позицию относительно наиболее предпочтительной, с их точки зрения, кандидатуры арбитражного управляющего или СРО. Поэтому собрание кредиторов вправе отменить ранее принятое решение.Правила отмены законом не установлены. Она правомерна, если не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до момента, пока отмененное решение не повлияло на права и законные интересы внешних по отношению к сообществу кредиторов лиц (пп. 1.1 п. 1 ст. 8 ГК РФ)
4Положения закона о банкротстве относительно порядка оспаривания решения собрания кредиторов и рассмотрения такого заявления применяются и при оспаривании решения комитета кредиторовКонкурсный кредитор потребовал признать недействительным решение комитета кредиторов.Суд отказал со ссылкой на пропуск сокращенного срока исковой давности (п. 4 ст. 15 Закона № 127-ФЗ).К спорным отношениям не применяется гл. 9.1 ГК РФ, в частности, о сроках оспаривания решений гражданско-правовых сообществ (п. 5 ст. 181.4 ГК РФ).По смыслу ст. 12, 15 и 17 Закона № 127-ФЗ решения комитета кредиторов оспариваются в том же порядке, что и решения собраний кредиторов
5Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов  На собрании кредиторов большинством голосов принято решение о прекращении полномочий одного из членов комитета кредиторов.Конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о признании решения недействительным.Суд удовлетворил заявление.Собрание кредиторов вправе принять решение о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов в целом, то есть всех его членов, а не одного из них. Это вытекает из смысла п. 2 ст. 18 Закона № 127-ФЗ.В случае досрочного прекращения полномочий комитета кредиторов все входящие в его состав лица должны быть переизбраны
6В рамках одной процедуры несостоятельности гражданина в случае освобождения либо отстранения финансового управляющего собрание кредиторов вправе выбрать нового, в том числе из другой СРОСРО подала ходатайство об освобождении текущего управляющего и утверждении нового из этой же саморегулируемой организации.Собрание кредиторов обратилось с ходатайством об утверждении арбитражного управляющего из числа членов другой СРО.Суд объединил ходатайства для совместного рассмотрения и удовлетворил второе.По общему правилу полномочия принимать решения по ключевым вопросам, касающимся имущественной сферы должника, в процедуре несостоятельности принадлежат кредиторам.Поэтому положения п. 2 ст. 213.9 Закона № 127-ФЗ об утверждении нового управляющего в случае освобождения предыдущего, с учетом п. 4 ст. 213.4, не могут рассматриваться как лишающие кредиторов права выбора иной СРО, из числа членов которой будет утвержден новый управляющий
7Проведение собрания кредиторов в форме заочного голосования (без совместного присутствия) либо в очно-заочной форме не является основанием для признания недействительными принятых на нем решенийКонкурсный кредитор оспорил решение собрания кредиторов, ссылаясь на то, что его проведение в заочной форме нарушает порядок.В пункте 4 ст. 12, п. 4 ст. 14, ст. 15 Закона о банкротстве говорится о проведении собрания кредиторов только в очной форме – путем совместного присутствия лиц, имеющих право в нем участвовать.Суд отказал, поскольку ранее на собрании кредиторов большинством голосов было решение о проведении последующих собраний в форме заочного голосования.При подготовке и проведении оспариваемого собрания арбитражный управляющий применил по аналогии п. 7‒13 ст. 213.8 Закона о банкротстве (п. 1 ст. 6 ГК РФ).Все, кто имел право принимать участие в собрании, в том числе заявитель, были надлежащим образом уведомлены о его проведении и проинформированы о порядке и месте ознакомления с материалами собрания.Поскольку иных оснований для признания решений недействительными и признаков злоупотребления правом со стороны организатора собрания не выявлено, проведение собрания в заочной форме, в том числе с использованием технических средств коммуникации, не может свидетельствовать о незаконности принятых на данном собрании решений
8При включении в повестку дня собрания дополнительных вопросов должны соблюдаться права участников на ознакомление со всеми материалами и информацией по новым вопросам. Причем участники должны иметь возможность получить всю необходимую информацию своевременноУполномоченный орган потребовал признать недействительным решение собрания кредиторов по дополнительному вопросу – об утверждении порядка продажи дебиторской задолженности должника.Он и другие кредиторы были лишены возможности своевременно ознакомиться с материалами по данному вопросу, поэтому не смогли сформировать позицию и участвовать в голосовании (воздержались от него).Суд согласился.Положения закона о банкротстве, обязывающие лицо, которое проводит собрание кредиторов, обеспечить возможность всем участникам собрания ознакомиться с материалами повестки дня, относятся и к дополнительным вопросам (абз. 7 п. 3 ст. 13).Вопрос об утверждении порядка продажи имущества является существенным для кредиторов. В целях формирования позиции по нему им необходимо было заранее ознакомиться со всеми документами (в том числе с самим положением, сведениями о стоимости дебиторской задолженности, финансовым положением дебитора и т.д.).В данном случае такая возможность не была предоставлена. Значит, спорное решение нарушило права заявителя и других кредиторов
9Решения собрания кредиторов по отдельным вопросам в период действия обеспечительной меры в виде запрета на проведение собрания по этим вопросам является основанием для признания таких решений недействительнымиПока требования одного из мажоритарных кредиторов не были рассмотрены, суд принял обеспечительную меру в виде запрета на проведение собрания кредиторов по данному вопросу.Однако они провели собрание и приняли решение об утверждении положения о продаже имущества должника.Мажоритарий опротестовал решение, и суд его поддержал.Вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными и подлежат исполнению (ч. 1 ст. 16 АПК РФ).Возражения арбитражного управляющего о необходимости проведения собрания из-за того, что срок конкурсного производства близился к завершению, суд отклонил. Это обстоятельство не может являться основанием для неисполнения судебного акта, поскольку истечение срока проведения процедуры не отменяет действие обеспечительной меры
10Нарушение порядка уведомления о проведении собрания кредиторов, в результате которого кредитор был лишен возможности принять в нем участие, – основание для признания решений этого собрания недействительнымиУполномоченный орган оспорил решения собрания кредиторов, ссылаясь на неизвещение о нем, в результате чего он не имел возможности принять участие (п. 1 ст. 13 Закона о банкротстве).Суд удовлетворил.В реестр включены требования уполномоченного органа (20 процентов) и еще двух конкурсных кредиторов, владеющих в совокупности 80 процентами голосов. В собрании приняли участие эти двое.Арбитражный управляющий не направил уведомление о собрании уполномоченному органу и не включил сообщение в ЕФРСБ. Это существенные нарушения.Суд отклонил возражения управляющего о том, что уполномоченный орган не мог повлиять на результаты голосования. Право кредитора на участие в собрании и обсуждение вопросов повестки не ставится в зависимость от количества принадлежащих ему голосов (п. 1 ст. 12 Закона о банкротстве).Арбитражный управляющий обязан надлежащим образом уведомить о собрании всех лиц, имеющих право в нем участвовать, вне зависимости от размера принадлежащих им требований (ст. 13, п. 4 ст. 20.3 Закона № 127-ФЗ)
11Конкурсный кредитор, голосовавший за принятие решения либо воздержавшийся, не вправе впоследствии ссылаться на его недействительность. Правило не применяется, если на волю кредитора оказано влияниеКонкурсному кредитору отказано в признании решения собрания кредиторов недействительным.Он принимал участие в собрании и воздержался от голосования по спорному вопросу. При этом не представил доказательства того, что был лишен возможности сформировать объективное мнение по спорным вопросам.Из системного толкования п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве, ст. 10 и п. 5 ст. 166 ГК РФ следует, что кредитор, поддержавший решение собрания при голосовании или воздержавшийся от голосования, не вправе впоследствии ссылаться на его недействительность.В другом деле суд удовлетворил заявление голосовавшего кредитора, так он был дезинформирован. Представленные управляющим сведения и документы не соответствовали действительности: управляющий ссылался на большой объем и сложность работы, которую необходимо будет провести, но впоследствии выяснилось, что это не так. Поэтому и решение об установлении управляющему дополнительного вознаграждения, за которое отдан голос, недействительно
12При несогласии кредитора с содержанием принятого на собрании (комитете) кредиторов локального акта (например, плана внешнего управления, положения о продаже имущества должника, порядка и условий замещения активов и т.п.) суд самостоятельно квалифицирует заявление, исходя из характера спорных правоотношений и подлежащего применению законодательстваУполномоченный орган потребовал признать недействительным решение собрания кредиторов об утверждении положения о продаже незаложенного имущества должника (п. 1.1 ст. 139 Закона о банкротстве). По мнению заявителя, продажа единым лотом невыгодна, выручка увеличится при реализации имущества отдельными лотами.Суд первой инстанции квалифицировал это требование как заявление о разрешении разногласий и отказал, сочтя, что решение о том, как будет продаваться имущество, принято большинством голосов кредиторов и не может быть пересмотрено по инициативе одного из них.Суд апелляционной инстанции переквалифицировал заявленное требование (ч. 1 ст. 133 АПК РФ), указав, что положение о продаже имущества должника не исключено из сферы судебного контроля.Доводы уполномоченного органа обоснованны. Поэтому суд обязал реализовать имущество отдельными лотами, утвердив спорные условия положения в редакции, предложенной уполномоченным органом
13При рассмотрении вопроса о завершении процедуры конкурсного производства арбитражный суд не связан мнением кредиторовПри рассмотрении отчета конкурсного управляющего:—              ряд кредиторов сослались на необходимость продления конкурсного производства;—              другие просили процедуру завершить, поскольку решение об этом было принято на собрании кредиторов большинством голосов.По смыслу ст. 149 Закона о банкротстве решение вопроса о завершении конкурсного производства является прерогативой суда. Причем он не связан мнением большинства кредиторов, выраженным в решении собрания. Такое решение кредиторов оценивается наряду с другими доказательствами (ст. 71 АПК РФ).В данном деле арбитражным управляющим решены не все задачи конкурсного производства. Поэтому продление процедуры необходимо для проведения дополнительных мероприятий, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника
14Положения п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве о ежеквартальном проведении собраний кредиторов не применяются при банкротстве гражданинаВ рамках дела о банкротстве гражданина конкурсный кредитор подал жалобу на бездействие финансового управляющего. Он не проводил ежеквартальные собрания кредиторов для рассмотрения отчетов о ходе процедуры банкротства.Суд жалобу отклонил, так как п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве о ежеквартальном проведении собраний кредиторов не применяются в делах о банкротстве граждан.В данном случае право кредиторов на получение информации (в том числе отчетов управляющего) не было нарушено, поскольку финансовый управляющий посредством электронной почты раз в 3 месяца направлял им копии своих отчетов (абз. 12 п. 8 ст. 213.9 Закона о банкротстве)
15По смыслу ст. 12.1 Закона о банкротстве собрания работников, бывших работников проводятся по мере необходимостиПредставитель работников должника обжаловал бездействие конкурсного управляющего, ссылаясь на непроведение собрания работников в преддверии собрания кредиторов.Суд отказал в удовлетворении жалобы, так как в данном случае объективные причины для проведения собрания работников отсутствовали. Ранее был избран их представитель, каких-либо актуальных вопросов, требующих обсуждения с арбитражным управляющим, не имелось, работники и их представитель не обращались к управляющему с предложениями провести собрание.При таких обстоятельствах непроведение собрания работников не свидетельствует о нарушении их прав и законных интересов

Как доказать фиктивность задолженности, включенной в реестр

Верховный Суд РФ включил в четвертый обзор своей практики за 2018 год 3 банкротных дела (п. 16‒18).

16. Ликвидатор негосударственного пенсионного фонда подлежит утверждению в порядке, предусмотренном законом о банкротстве, из числа арбитражных управляющих.

17. Требование лица, создавшего фиктивную задолженность должника-банкрота, не признается обоснованным и не подлежит включению в реестр требований кредиторов должника.

Пример.

Г. обратился с заявлением об установлении своего требования в деле о банкротстве общества, ссылаясь на то, что он, будучи поручителем, исполнил обязательство общества.

Против включения требования Г. в реестр требований кредиторов должника возражал другой конкурсный кредитор общества.

Само по себе исполнение поручителем, связанным с должником, долговых обязательств последнего за счет собственных средств является правомерным поведением и не свидетельствует о корпоративном характере этих правоотношений в смысле абз. 8 ст. 2 Закона о банкротстве.

Однако конкурирующий конкурсный кредитор указывал, что Г. одновременно участвовал в капиталах общества-должника и кредитора по основному обязательству.

Являясь бенефициаром обоих юрлиц и лицом, влиявшим на их решения, Г. свободно перемещал активы из одного лица (общества-должника) в другое (кредитора по основному обязательству) в собственных целях без учета интересов подконтрольных организаций и их кредиторов.

В подтверждение своих доводов конкурсный кредитор ссылался на то, что Г. путем взаимокредитования подконтрольных ему юрлиц искусственно наращивал задолженность общества в ущерб независимым кредиторам.

Поручительство же использовалось в качестве инструмента, позволявшего Г. при банкротстве общества занять место залогового кредитора, и гарантированно претендовать на значительную часть стоимости ликвидного имущества должника, по существу сохранив его за собой.

В силу статей 9, 66 АПК РФ суду следовало оказать содействие в реализации прав конкурсного кредитора, тем более что последний объективно лишен возможности владеть исчерпывающей информацией по сделкам, однако занимал активную процессуальную позицию по представлению доводов и поиску доказательств.

К тому же в отличие от рассмотрения обычного судебного спора проверка обоснованности и размера требований кредиторов предполагает большую активность самого суда (пп. 3‒5 ст. 100 Закона о банкротстве).

Бремя опровержения доводов заявителя лежит на Г., должнике и кредиторе по основному обязательству, так как они объективно обладают большим объемом информации и доказательств, чем конкурсный кредитор. (Определение от 23.07.2018 № 310-ЭС17-20671).

18. Суд не может отказать во включении в реестр требований кредиторов поручителя, признанного несостоятельным (банкротом), требования третьего лица, исполнившего основное обязательство в отсутствие возложения (подп. 1 п. 2 ст. 313 ГК РФ), со ссылкой на прекращение основного обязательства, поскольку в таком случае происходит замена в обязательстве прежнего кредитора на третье лицо (п. 5 ст. 313 ГК РФ). При этом третье лицо обладает правом на включение своего требования в реестр требований кредиторов как основного должника, так и поручителя.

Заказчик не обязан досрочно выплачивать гарантийное удержание подрядчику-банкроту

Верховный Суд РФ включил в третий обзор своей практики за 2018 год 11 банкротных дел (п. 20‒30).

Позиции по ним:

20. Факт возбуждения дела о банкротстве подрядчика не может служить основанием для обязания заказчика выплатить подрядчику удерживаемый в соответствии с условиями договора процент от цены выполненных работ в обеспечение гарантийных обязательств подрядчика («гарантийное удержание»).

21. Заявления кредиторов о введении в отношении должника процедуры банкротства должны рассматриваться совместно при наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника и выражающихся в том, что требования кредиторов на протяжении длительного времени частично погашаются так, чтобы сумма оставшейся задолженности по каждому из них не могла превысить порогового значения для введения в отношении должника процедуры банкротства.

22. Займодавцу должно быть отказано во включении его требования в реестр требований кредиторов поручителя, если аффилированные займодавец, заемщик и поручитель не раскроют разумные экономические мотивы совершения обеспечительной сделки.

23. Конкурсный кредитор вправе оспорить решение конкурсного управляющего о включении в реестр требований кредиторов должника требования другого конкурсного кредитора. Срок на оспаривание данного решения исчисляется с момента, когда этот конкурсный кредитор узнал или должен был узнать, что требование включено в реестр требований неправомерно.

24. При продаже в конкурсном производстве заложенного имущества посредством публичного предложения залоговый кредитор, не воспользовавшийся правом на оставление имущества за собой после несостоявшихся повторных торгов, сохраняет залоговый приоритет перед иными кредиторами.

25. Торги могут быть признаны недействительными, если возможность участия в них была ограничена в результате недобросовестных действий одного из участников в виде подачи множества заявок с повышением предложенной им самим цены в отсутствие последовательных заявок других участников с большей ценой.

26. Последствием признания исполнения по сделке недействительным на основаниях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), является в том числе восстановление обязательств, обеспечивающих исполнение по этой сделке.

27. Проценты, предусмотренные ст. 236 ТК РФ, исчисляются арбитражным управляющим и погашаются им одновременно с погашением основных требований работников до расчетов с кредиторами, требования которых включены в третью очередь удовлетворения.

28. Если один участник строительства правомерно отказался от исполнения договора долевого участия в строительстве, после чего был заключен новый договор в отношении этой же квартиры с другим лицом, по общему правилу передача квартиры второму участнику строительства влечет за собой возникновение на стороне фактического владельца права собственности, не обремененного ипотекой в пользу первого участника строительства.

29. Кратковременные и устранимые, в том числе своевременными эффективными действиями руководителя, финансовые затруднения должника не могут рассматриваться как безусловное доказательство возникновения необходимости обращения последнего в суд с заявлением о банкротстве.

30. Когда кредитор объективно не имел возможности инициировать дело о банкротстве по обстоятельствам, зависящим от контролирующего лица, последнее не вправе ссылаться на прекращение контроля над должником за пределами 2-летнего срока как на основание для освобождения от привлечения к субсидиарной ответственности по долгам должника.

Кредиторы объективно ограничены в представлении достаточных доказательств

Верховный Суд РФ включил во второй обзор своей практики за 2018 год 8 банкротных дел (п. 15‒22).

15. Возврат приобретшего корпоративную природу капиталозамещающего финансирования не за счет чистой прибыли, а за счет текущей выручки должника необходимо рассматривать как злоупотребление правом со стороны мажоритарного участника (акционера). Соответствующие действия, оформленные в качестве возврата займов, подлежат признанию недействительными по правилам ст. 10, 168 ГК РФ как совершенные со злоупотреблением правом.

16. Требование участника о возврате вклада в уставной капитал общества в связи с недействительностью решения об увеличении уставного капитала является корпоративным и не подлежит включению в реестр требований кредиторов.

17. При обжаловании решения суда о взыскании задолженности с должника-банкрота арбитражный управляющий и кредиторы должника должны заявить доводы или указать на доказательства, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться в достаточности и достоверности доказательств, представленных должником и истцом в обоснование наличия заложенности. Бремя опровержения этих сомнений лежит на истце, в пользу которого принят оспариваемый судебный акт.

18. Сделки по принятию единственным участником хозяйственного общества решения об увеличении уставного капитала за счет дополнительного вклада третьего лица и включению этого третьего лица в состав участников общества подлежат проверке в рамках дела о банкротстве единственного участника общества по правилам ст. 170 ГК РФ – в случае фактического невнесения этим третьим лицом реального дополнительного вклада (либо внесения им символического дополнительного вклада) или по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве – в случае внесения третьим лицом дополнительного вклада, равного номинальной стоимости приобретенной им доли.

19. Действия, направленные на установление сложившегося в пользу заказчика сальдо взаимных предоставлений по договору подряда, не могут быть оспорены по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о банкротстве подрядчика.

20. Если залоговый кредитор получает удовлетворение не в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 134, 138 и 142 Закона о банкротстве, а в индивидуальном порядке (в том числе в периоды, указанные пп. 2 и 3 ст. 61.3 Закона), он в любом случае не может считаться получившим предпочтение в размере, равном части ценности заложенного имущества, на получение которой он имел приоритет перед другими кредиторами.

21. Срок исковой давности по требованию о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности по долгам должника-банкрота по общему правилу начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.

22. Если причиной отсутствия у должника средств, достаточных для погашения судебных расходов, явились неправомерные виновные действия арбитражного управляющего, заявитель по делу о банкротстве, выплативший соответствующие суммы, вправе потребовать возмещения своих убытков с арбитражного управляющего. Исковая давность по такому требованию исчисляется с момента, когда заявитель объективно имел возможность получить информацию о совокупности фактов: о противоправном расходовании управляющим конкурсной массы, о недостаточности оставшейся конкурсной массы для погашения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и предъявлении заявителю требования о компенсации названных расходов за его счет.

Продажа залогового имущества в едином лоте – только с согласия залоговых кредиторов

Верховный Суд РФ включил в первый обзор своей практики за 2018 год 3 банкротных дела (п. 12‒14).

12. Наличие у лица требования о возмещении судебных расходов предоставляет ему право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

13. По общему правилу продажа находящегося и не находящегося в залоге имущества должника единым лотом допустима только с согласия залоговых кредиторов.

Пример.

Большинством голосов на собрании кредиторов должника были приняты решения об одобрении результатов оценки рыночной стоимости имущества и об утверждении Положения о порядке и условиях проведения торгов, в котором залоговое имущество было предложено к продаже вместе с незалоговым.

Несколько залоговых кредиторов оспорили данные решения.

Они посчитали свои права нарушенными, поскольку в составе имущества, подлежащего продаже, находится залоговое имущество конкретных залоговых кредиторов, в отношении которого собрание кредиторов не вправе принимать решение о порядке и условиях его продажи.

По мнению одной из судебных инстанций, законом не предусмотрено, что продажа предмета залога в составе единого лота вместе с незалоговым имуществом возможна исключительно с согласия залоговых кредиторов. Кроме того, реализация имущества единым лотом позволит получить наиболее высокую цену и максимально удовлетворить требования кредиторов, поскольку залоговое и незалоговое имущество взаимосвязаны и представляют собой действующий производственный комплекс. Кроме того, продажа единым лотом позволит избежать необоснованного увеличения расходов на проведение процедур банкротства.

Верховный Суд РФ счел эту позиции ошибочной и поддержал залоговых кредиторов.

Подобные конфликты необходимо разрешать, исходя из целей законодательного регулирования процедуры конкурсного производства – наиболее полного соразмерного удовлетворения требований кредиторов с учетом принципов очередности и пропорциональности, а также особого правового статуса залогового кредитора.

Согласно сложившейся судебной практике продажа заложенного имущества в составе единого лота вместе с имуществом незаложенным возможна только с согласия залогового кредитора и только при условии выделения (установления порядка выделения, в том числе в отчете об оценке имущества) доли залогового кредитора в составе полученной выручки (п. 4 ст. 18.1, п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве, пп. 9 и 14 Постановления № 58, Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2013 № 14016/10, Определение ВС РФ от 22.10.2014 № 306-ЭС14-60).

Отступление от данного подхода (преодоление отказа залогового кредитора) допустимо только в исключительных случаях при явно недобросовестном уклонении залогодержателя от дачи согласия на продажу имущества в составе единого лота, учитывая техническую невозможность оставления заложенного имущества в составе единого лота за собой в случае признания повторных торгов несостоявшимися.

Однако применительно к рассматриваемому обособленному спору подобная недобросовестность залоговых кредиторов судами не установлена.

14. Решение общего собрания кредиторов о замещении активов должника в случае, когда реализация этих объектов как имеющих социальное значение возможна только в соответствии со специальными положениями законодательства, является недействительным.

Миноритарий – вправе запросить копию всего реестра у арбитражного управляющего

Верховный Суд РФ рассмотрел жалобу кредитора банка на бездействие конкурсного управляющего, который отказался направить заявителю заверенную копию реестра требований кредиторов.

Наперекор решениям нижестоящих судов в высшей инстанции заняли следующую позицию.

Кредитор банка вправе обжаловать действий (бездействия) управляющего. Ошибочно полагать, что такое полномочие кредиторы реализуют только через собрание либо комитет кредиторов.

Кредитор вправе запрашивать у конкурсного управляющего банка сведения о состоянии реестра, а именно о личности кредиторов и размере долга перед ними, без той информации, которая не требуется для последующего заявления возражений (например, паспортных данных и т.д.).

Порядок запроса:

  • первоначально требование с запросом информации направляется арбитражному управляющему, который рассматривает его по существу;
  • в случае отказа управляющего в предоставлении сведений кредитор вправе обратиться в суд с жалобой на его действия (бездействие);
  • разрешая подобный спор, суд по существу оценивает убедительность доводов и доказательств кредитора, претендующего на получение копии реестра.

Если же управляющий принял решение раскрыть информацию (или в случае окончания спора в суде в пользу кредитора), то он обязан, прежде чем передать соответствующие документы, потребовать от кредитора выдачи расписки, в которой тот подтвердит, что предупрежден о конфиденциальном режиме получаемой информации и об обязанности ее сохранять.

Такой подход вытекает из смысла разъяснений, данных в абз. 2 п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144.

При несоблюдении обязанности сохранять конфиденциальные сведения лицо, чьи права были нарушены, вправе требовать возмещения убытков нарушителем по общим правилам гражданского законодательства.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 13.12.2018 № 305-ЭС18-5703(3)

Цессионарий – его требования включаются в реестр даже при ликвидации цедента

Конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве общества обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными шести договоров подряда, заключенных между должником и фирмой. На основании них в реестр требований кредиторов была включена задолженность общества в размере 7,5 млн рублей.

Суд удовлетворил заявление. Он пришел к выводу, что подрядчик не имел возможности выполнить оговоренные работы – ремонт мягкой кровли крыш, поскольку в штате фирмы состоял лишь 1 сотрудник. Кроме того, договор и первичные документы (товарные накладные, акты выполненных работ) подписаны человеком, который на тот момент умер. При всем этом какой-либо необходимости заключения договоров на выполнение указанных работ у общества не имелось. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о совершении сделок при злоупотреблении правом.

Апелляционная инстанция и Верховный Суд РФ с этим согласились.

Высшие судьи получили дело по причине того, что кассация отвергла заявление управляющего. Она обратила внимание, что право требования к должнику на основании спорных договоров по уступке перешло к одному гражданину, который подтвердил его через третейский суд, а затем ко второму. Фирма же ликвидировалась. Но по общему правилу при ликвидации одной из сторон сделки спор о признании этой сделки недействительной не может быть рассмотрен судом и дело подлежит прекращению (п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, Постановление Президиума ВАС РФ от 11.10.2005 № 7278/05).

Верховный Суд РФ признал такой подход ошибочным.

В рассматриваемом случае фирма до своей ликвидации уступила права по договорам подряда.

При разрешении вопроса о включении требования цессионария в реестр ликвидация первоначального цедента не препятствовала рассмотрению заявления по существу. Такой факт не может породить сомнения в обоснованности требования. Данное обстоятельство также не должно препятствовать лицам (в частности, кредиторам), которым такое требование противопоставляется, в реализации права на защиту от необоснованных притязаний.

Иной подход нарушает баланс юридических возможностей заинтересованных лиц и применительно к процедурам банкротства повышает вероятность включения требования правопреемника через устранение одного из механизмов проверки его реального характера, что недопустимо.

Цессионарий, претендующий по получении исполнения по договору, правоспособность не утратил. В такой ситуации именно он является надлежащим ответчиком по спору о признании недействительной сделки, на которой основано его требование.

Таким образом, объективных препятствий для рассмотрения обособленного спора по существу не имелось.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687(3)

Управляющий – отстраняется, если был директором фирмы с недостоверным адресом

ФНС РФ обратилась в суд с заявлением об отстранении гражданина от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.

Уполномоченный орган сослался на то, что данный гражданин являлся гендиректором компании и не представил достоверные сведения о фактическом месте ее нахождения. В ЕГРЮЛ была внесена запись о недостоверности адреса. Три года с момента внесения данной записи в реестр не истекли.

На основании абз. 4 пп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о регистрации это обстоятельство является основанием для отказа лицу в регистрации в качестве лица, имеющем право без доверенности действовать от имени должника.

Суды отказали ФНС РФ, исходя из того, что отстранение арбитражного управляющего возможно только на основаниях, предусмотренных законом о банкротстве, так как он является специальным по отношению к Закону о регистрации.

ВС РФ не согласился и поддержал ФНС РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 20.2, п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве на конкурсного управляющего, осуществляющего полномочия руководителя должника, распространяются все требования, предъявляемые к руководителям федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Следовательно, по общему правилу требования, закрепленные в законе о банкротстве, связанные с особым статусом конкурсного управляющего – руководителя несостоятельной организации, ликвидируемой по решению суда через процедуру банкротства, являются дополнительными по отношению к общим требованиям, предъявляемым законодательством к обычным руководителям.

Значит, конкурсным управляющим не может быть утверждено лицо, подпадающее под временный запрет на участие в управлении организациями, предусмотренный абз. 4 пп. «ф» п. 1 ст. 23 Закона о регистрации.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 21.01.2019 № 307-ЭС18-14705

Гендиректор – на имущество налагается арест просто при подозрениях в его сокрытии

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлениями о привлечении бывшего руководителя банка к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 471 млн рублей и о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество данного гражданина.

Управляющий обратил внимание на судебную практику по данному вопросу, а также на статистическую информацию о низкой эффективности исполнения судебных актов в случае непринятия обеспечительных мер.

Суды отказали, не получив от заявителя подтверждения с высокой степенью достоверности как наличия конкретного имущества у бывшего директора должника, так и его фактических действий по сокрытию этого имущества.

Верховный Суд РФ решил, что суды ошиблись.

Закон действительно требует от заявителя обосновать, помимо прочего, причины обращения с заявлением об обеспечении иска (п. 5 ч. 2 ст. 92 АПК РФ, п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55).

В то же время обеспечительные меры являются ускоренным и предварительным средством защиты, поэтому правила доказывания их оснований не аналогичны тем, что применяются при доказывании обстоятельств по существу судебного спора, когда от стороны требуется представить ясные и убедительные доказательства обстоятельств дела либо доказательства, преобладающие над доказательствами процессуального противника. Для применения обеспечительных мер достаточно подтвердить разумные подозрения в наличии предусмотренных ч. 2 ст. 90 АПК РФ оснований.

Заявитель как профессиональный управляющий несостоятельными финансовыми организациями указывал судам на обычно складывающуюся практику сокрытия недобросовестными руководителями своего имущества при их привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банков-банкротов, что впоследствии делает невозможным исполнение судебного акта.

Конкурсный управляющий настаивал на том, что действия бывшего директора свидетельствуют о его недобросовестности и, как следствие, о высокой вероятности совершения им действий по сокрытию своего имущества. В подтверждение этого довода конкурсный управляющий представил документы о поведении этого лица, в том числе о фактах противодействия с его стороны деятельности временной администрации банка, которые не были опровергнуты.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 АПК РФ эти доводы и доказательства конкурсного управляющего подлежали судебной оценке во взаимной связи, чего не было сделано судами.

Поскольку основания обеспечительных мер носят вероятностный характер, отказ судов в их применении со ссылкой на то, что доводы конкурсного управляющего основаны на предположениях, несостоятелен. Мотивированного вывода о том, что предположения конкурсного управляющего надуманны, невероятны, лишены смысла, нелогичны, нереальны, противоречат обычно складывающимся в подобной ситуации отношениям, в судебных актах нет.

Отсутствие в заявлении конкурсного управляющего указания на конкретное имущество бывшего гендиректора не являлось достаточным основанием для отказа в принятии обеспечительных мер. В данном случае арбитражный суд вправе арестовать имущество ответчика в пределах взыскиваемой с него суммы. Конкретный состав имущества, подлежащего аресту, может определяться судебным приставом-исполнителем в соответствии с требованиями закона об исполнительном производстве.

К тому же своевременное принятие обеспечительных мер открывало бы конкурсному управляющему и кредиторам правовые возможности как для отыскания имущества субсидиарного должника, так и для воспрепятствования его отчуждению.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2)

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика