Спор в законе: третейских судей предложили наказывать за коррупцию

Сегодня их практически невозможно привлечь к ответственности

третейских судей предложили наказывать за коррупцию

В России могут ввести для третейских судей уголовное наказание за злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп. Такой законопроект разработали в Госдуме (документ есть у «Известий»). Сейчас в третейских судах рассматриваются споры, в том числе по крупным сделкам. При этом, если арбитр подкуплен одной из сторон, то привлечь его к ответственности практически невозможно. В Генпрокуратуре сообщили «Известиям», что поддерживают законопроект. Там отметили, что третейские судьи сознательно или вслепую могут участвовать в коррупционных схемах, связанных в том числе с незаконным выводом капитала за рубеж.

Выгодное поле

Госдума разработала законопроект о привлечении третейских судей к уголовной ответственности за коррупцию (документ имеется в распоряжении «Известий»). В частности, на них предлагается распространить те же меры наказания, которые действуют сейчас для частных нотариусов и аудиторов (ст. 202 УК РФ). Также планируется внести поправки в статью 204 УК РФ, устанавливающую ответственность за коммерческий подкуп. Максимальное наказание по первой статье — до пяти лет лишения свободы, по второй — до 12.

— Третейские судьи обладают такими же полномочиями, как и арбитражные, а также суды общей юрисдикции, — пояснил «Известиям» автор законопроекта, член комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы Анатолий Выборный («Единая Россия»). — Однако они выпали из поля уголовно-правового регулирования в этой сфере. Хотя риск, что третейские судьи совершат правонарушения коррупционной направленности, велик. Сфера их деятельности — это поле для получения выгод и преимуществ как для себя, так и для других лиц. Поэтому главная цель законодательной инициативы — лишить их повода для совершения противоправных действий.

Документ разработан в рамках рекомендаций Группы государств против коррупции (GRECO), согласно которым России предписали криминализировать подкуп национальных и иностранных третейских судей.

Предложения по реализации этой рекомендации поддержаны заинтересованными российскими ведомствами, сказал «Известиям» замначальника управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры, член бюро GRECO Аслан Юсуфов.

— Третейские судьи сознательно или вслепую могут участвовать в коррупционных схемах, связанных, в том числе, с незаконным выводом капитала за рубеж, — пояснил Аслан Юсуфов. — Например, российская компания заключает с аффилированным иностранным партнером договор, предусматривающий возможность введения штрафных санкций в связи с невыполнением своих обязательств. Она признает справедливость санкций в третейском суде и получает соответствующее решение, которое проходит формальную верификацию в арбитражном суде. После этого выплачивает аффилированной организации-«партнеру» крупную сумму. Поэтому актуальность принятия закона об уголовной ответственности обусловлена не только рекомендациями GRECO, но и нашими национальными интересами.

По словам Анатолия Выборного, законопроект на днях передан на рассмотрение в правительство и Верховный суд РФ. В Минюсте в ответ на запрос «Известий» сообщили, что не располагают информацией о планируемых изменениях в законодательство в части ответственности для арбитров.

Третейский суд представляет собой единоличного арбитра или коллегию арбитров, работающих по лицензии и занимающихся разрешением споров в сфере гражданско-правовых отношений. Стороны выбирают его по совместной договоренности. Главное отличие третейского суда от арбитражного в том, что первый не является государственным учреждением.

В третейские суды обычно идут с корпоративными спорами, а также с проблемами, касающимися финансовых отношений между компаниями. Одной из сторон может быть иностранная организация. Предприниматели отдают предпочтение этим учреждениям из-за скорости рассмотрения дел — весь процесс занимает примерно 1,5 месяца, а в обычном арбитраже приходится ждать решения около года. Однако до сих пор деятельность третейских судов недостаточно урегулирована. Так как они не являются ни госслужащими, ни сотрудниками коммерческих структур, судей невозможно привлечь к уголовной ответственности как должностных лиц.

По сведениям Союза третейских судов, сейчас в стране зарегистрировано около 200 автономных арбитров и четыре юридических лица. В 2018 году в 96 третейских судах, входящих в союз, было рассмотрено около 15 тыс. исков. А за шесть месяцев 2019 года — порядка 10 тыс.

Необъективные решения

Юрист Евгений Осинцев рассказал «Известиям», что ему довольно часто приходилось сталкиваться с неправомерными действиями со стороны третейских судей — необъективным принятием решений в пользу одной из сторон или препятствованием в получении решения для дальнейшего оспаривания.

— В отношении одного из моих клиентов было вынесено решение третейского суда о взыскании с него определенной суммы. Впоследствии оказалось, что судья ранее представлял интересы другой стороны. Кроме того, в дальнейшем этот третейский суд мешал оспариванию принятого им решения: направленные почтой заявления о выдаче необходимых документов возвращались обратно в связи с истечением срока хранения корреспонденции, — пояснил он.

На рабочем месте ни судью, ни его секретарей невозможно было застать, на телефонные звонки никто не отвечал, вспоминает юрист. Поэтому клиент не смог обжаловать решение третейского суда в суде общей юрисдикции. Взыскатель за это время успел получить исполнительный лист и начать процедуру производства по нему, добавил он.

Евгений Осинцев уточнил, что третейские судьи нередко рассматривают дела большой важности — касающиеся государственных интересов или крупной недвижимости. А их неверные решения могут привести к большим проблемам.

Президент Союза третейских судов Алексей Кравцов считает, что арбитров необходимо привлекать к уголовной ответственности не только за коррупцию, но и за мошенничество.

— Если судья будет вовлечен в преступную группировку, его статус должен быть отягчающим обстоятельством при определении уголовного наказания, — отметил он.

Также стоит подумать о мерах наказания для тех, кто попытается оказывать давление на третейского судью, добавил Алексей Кравцов.

Источник

Leave a Reply

Яндекс.Метрика